Сайт рекомендован для аудитории 16+

«Первый советский» танк МС-1 (Т-18), история создания и службы



Характеристики

«Первый советский» танк МС-1 (Т-18), история создания и службы
Страна: СССР
Тип: Легкий танк
Дата выпуска: 1927
Длинна: 4,4 м
Ширина: 2,12 м
Высота: 1,76 м
Броня, лоб: 16 мм
Броня, борт: 16 мм
Броня, башня: 16 мм
Экипаж: 2
Двигатель: 4-х цилиндровый, воздушный, специальный танковый конструкции А.Микулина, 35 л.с.
Дальность хода: 120 км
Максимальная скорость: 14,7 км/ч
Масса:4,7 тонн
Вооружение:37-мм пушка Гочкиса или ПС-1, 6,5-мм пулемёт Фёдорова (позднее 7,62 мм ДТ), 96 выстрелов и 1800 патронов.

История создания МС-1 (Т-18), Т-16

В 1926 году, в сентябре, состоялось «танковое» совещание командования Красной Армии и Орудийно-Арсенального Треста. Основная тема, как нетрудно догадаться, была посвящена оснащению армии Советского государства новыми образцами боевой техники.

Были выработаны более конкретные требования к танкам, способах их применения, а также, из зарубежных аналогов, как наиболее близко отвечавший заявленным требованиям, выбран французский танк «Рено», неплохо проявивший себя по опыту Первой Мировой и Гражданской войн. Впрочем, «Рено», конечно был выбором, что называется «на безрыбье»: красные командиры отмечали, что недостатков у него никак не меньше, чем достоинств – он тяжелый, медлительный, сравнительно «близорукий» (эффективная дальность боя ок. 400 м), и неоправданно дорогой (в 36 000 рублей обходилась сборка одного «Русского Рено»).

танк "Русский Рено", выпускался по лицензии в России

танк «Русский Рено», выпускался в России

 

Задача была предельно ясна: Советскому Союзу нужна новая боевая машина, танк, наподобие «Рено», но качественно превосходящий его по всем параметрам. Надо сказать, что к этому времени работы по созданию «первого советского» танка уже шли – ещё в 1925 году КБ Орудийно-Арсенального Треста изучив итальянский опыт танкостроения начали эксперименты по проектированию. Поэтому, уже меньше, чем через год после «танкового» совещания 1926-го, в марте 1927 сборочный цех завода «Большевик» покинул первый образец, под индексом Т-16.

В облике Т-16 чувствуется большое влияние "француза".

В облике Т-16 чувствуется большое влияние «француза».

 

Т-16 был определенно шагом вперед – быстрее, чем «Рено», к тому же легче и дешевле в производстве, однако и конструкторские просчеты, и ужасное качество сборки (больше всех удивлялся конструктор двигателя, глядя на сборочные цеха – у рабочих не было даже приборов измерения влажности) сводили на нет все его достоинства.



Первые образцы МС-1 (Т-18)

Впрочем, задел был многообещающим, поэтому в том же году, после ряда доработок (удлинили корпус, добавили ещё одну пару ходовых катков, завезли-таки на завод элементарные измерительные приборы), танк (уже с новым индексом – Т-18) прошел заводские испытания и отправился на испытания полевые. В историю этой машине – неказистой и скромной по характеристикам, предстояло войти под именем МС-1 («Малый танк сопровождения, образца 1927 г. (Т-18)».

МС-1 (Т-18) поздних сейрий (образца 1930)

МС-1 (Т-18)

 

Сами испытания проводились 11-17 июня 1927 г. в Подмосковье, и ограничивались только пробегом по пересеченной местности, так как орудие на Т-18 ещё не установили (в башне стоял металлический макет). Несмотря на весьма серьезные проверки, МС-1 выдержал их с честью и был рекомендован для принятия на вооружение.

1 февраля 1928 г. поступил заказ на изготовление в течение двух лет 108 танков Т-18 для нужд РККА. Первые 30 танков были изготовлены на средства ОСОАВИАХИМа и приняли участие в параде 7 ноября 1929 г. в Москве и Ленинграде под неофициальным названием «Наш ответ Чемберлену», как воплощенное подтверждение строк:

Дави Империализма Гиену
Могучий Рабочий Класс!
Вчера были танки лишь у Чемберлена,
А нынче есть и у нас!

 До апреля 1929 года выпуском МС-1 (Т-18) занимался «Большевик», затем присоединился и Мотовилихинский Машиностроительный завод. Однако дела с освоением производства шли туго, и в 1929-м массовое производство манков Т-18 развернуть не удалось: из заказанных 133 танков было с сдано только 96. Тем не менее, Мотовилихинский завод осваивал танк и в 1929-30 гг. план выпуска Т-18 был увеличен до 300 единиц.

Пока армия ждала новых танков, испытания первых образцов Т-16 и Т-18 продолжались. Т-16 был передан в распоряжение Ленинградского военного округа (командующий — М.Н.Тухачевский), где в течении 30 августа — 6 октября 1928 г. участвовал в испытаниях новых типов противотанковых препятствий. Для сравнения вместе с Т-16 в этих испытаниях принимали участие также «Рено», «Рено русский» и английский «Рикардо» (Mk V).

Испытания показали, что серьезными препятствиями для МС-1 могут стать « …окоп полного профиля, трапецеидальный ров, аркан и якорь на тросе ..,», которые не являлись таковыми для танков других типов (кроме совсем уж негодного «Рено русский»), впрочем Т-18, должен был быть от этих неприятностей избавлен.

МС-1 (Т-18) принял участие в такой же проверке осенью 1929 г. (17 октября — 19 ноября). Главным препятствием для него стал трапецеидальный ров шириной более 2 и глубиной более 1,2 м, из которого танк не мог выбраться самостоятельно. Не спасла положение и установка второго «хвоста» — «удлинителя» танка спереди – ров был преодолен, но закрыт обзор водителя.

Новый-старый танк

В письме комкора Коханского руководству РККА отмечается «желательность предусмотрения для танков МС-1 возможности крепления направляющей стрелы с колесами для подмятия проволочных заграждений и улучшения проходимости рвов». Проект «носового колесного удлинителя» для Т-18 был сделан М.Васильковым, но неизвестно был ли он изготовлен «в металле». Впрочем, сам МС-1 уже не отвечал требованиям времени. На заседании РВС 17-18 июля 1929 г. была принята «система танко-тракторно-автоброневооружения», отвечавшая новой структуре РККА, и составлены технические требования уже к новой машине – Т-19. Т-18 пока решили оставить, но… «Впредь до сконструирования нового танка».

С помощью такого вот приспособления ("колесный удлинитель") предполагалось пересекать рвы.

С помощью такого вот приспособления («колесный удлинитель») предполагалось пересекать рвы.

Конструкторы ещё пытались поправить дело – была доведена до 40 л.с. мощность двигателя, поставлена 4-скоростная коробка передач (была 3-х), установлена новая пушка (того же 37-мм калибра) и пулемет калибра 7,62, предусмотрено место для радиостанции, однако «новая-старая» машина под индексом «МС-1 (Т-18) образца 1930 г.» продержалась всего год – в конце 1931 её производство прекратили.

МС-1 (Т-18) поздних серий (образца 1930)

МС-1 (Т-18) поздних серий (образца 1930)

К 1938 году МС-1(Т-18) и другие старые танки практически выработали свой ресурс. Поскольку попытки модернизации Т-18 ожидаемых результатов не принесли (см. статью о Т-20), остро встал вопрос о том, что с ними делать дальше. Из 959 построенных T-18 к началу 1938 года осталось ещё 862 машины, правда из них 160 танков Ленинградского округа, выработавших ресурс двигателя, были переданы в 1934-37 гг. в распоряжение укрепрайонов для строительства ДОТов.

Состояние танков, находившихся в подразделениях, и особенно в учебных организациях, было ужасным. Большей частью они просто валялись на территориях воинских частей с неисправными двигателями, трансмиссией и т.д., а большинство было к тому же разоружено. Запчасти отсутствовали и ремонт производился только путем разукомплектования одних танков для восстановления других.

Дальнейшая служба танков Т-18

2 марта 1938 года их участь была решена. По распоряжению наркома вооружений 700 шт. T-18 должны были быть переданы в распоряжение военных округов. Там предписывалось использовать машины, не подлежащие ремонту, для создания неподвижных огневых точек. Для вооружения новоявленных ДОТов рекомендовались пулеметная спарка ДА-2, два пулемета ДТ или 45-мм танковое орудие обр. 1932 г. Ходовую же часть машин, а также двигатели и трансмиссию предписывалось сдать на металлолом для переплавки. Танки, которые еще могли двигаться, были частично перевооружены 45-мм танковой пушкой обр. 1932 г. и переданы гарнизонам УР для использования в качестве подвижных огневых точек, или САУ.

Т-18 с 45-мм пушкой, приспособленный под ДОТ. Лето 1941 года.

Т-18 с 45-мм пушкой, приспособленный под ДОТ. Лето 1941 года.

К 22 июня 1941 года танки Т-18 как самостоятельные подвижные боевые единицы уже почти не встречались. Неизвестно сколько ДОТов переделанных из МС-1 встретили фашистов на границах, но встречаются и отрывочные сведения о действиях «стариков» в первом периоде ВОВ:

  • Осовецкий укрепрайон № 66, в 1941 году имел 36 бронебашенных установок (в том числе от МС-1), вооруженных 45-мм танковой пушкой, а также 2 танковые роты (1-я, состоявшая из 25 танков МС-1 в районе Кольно и 2-я из 18 танков МС-1 в районе Беляшево). 2-я рота танков МС-1 в июне 1941 г. успешно сражалась с немецкими боевыми машинами, значительную часть которых составляли легкие танки, бронеавтомобили и бронетранспортеры.
  • Владимиро-Волынский укрепрайон поддерживался подразделениями 87 стрелковой дивизии, в которой совершенно не было танков. Однако при нападении Германии 22 июня в 12:00 дивизии предписывалось получить пять танков МС-1 на станции Устилуг. Поскольку танки не имели вооружения и двигателей, для них предлагалось изготовить простейшие приспособления для вооружения ручным пулеметом ДП и установить 23-24 июня на местности как неподвижные огневые точки для обстрелов мертвых пространств, дефиле, теснин и т.д. Наилучшим местом для таких ДОТ признавались обратные скаты высот. Известно, что танки были получены и установлены, но подробностей их боевого применения найти не удалось.
  • Несколько больше известно о МС-1 в 9 мехкорпусе. 23-29 июня 1941 года мсхкорпус принял участие в крупнейшем танковом сражении в районе Ровно — Броды — Радехов — Луцк, наступая на танковую группу Э.Клейста со стороны Луцка на Дубно. К 29 июня корпус понес большие потери в матчасти, для восполнения которых в из района г. Сарны вышел батальон танков в составе: рота танков Т-26 (12 танков), рота смешанная из Т-26 и БТ (15 танков) и рота танков МС-1 (командирский — Т-26 и 14 танков МС-1).
  • Минский укрепрайон, 23 июня 1941 г. танк Т-18, вооруженный 45-мм орудием без двигателя был установлен как бронированная огневая точка для охраны моста через реку Друть. Экипаж танка — артиллеристы сержант Гвоздев и рядовой Лупов, в течение четырех часов держали оборону моста, подбив 3 немецких танка, один бронетранспортер и несколько автомобилей, а также рассеяли до роты пехоты, в результате чего были представлены к награждению орденом Боевого Красного знамени.

Последний из известных фактов о боевой судьбе Т-18 относится к битве за Москву. В составе 150 танковой бригады в ходе боев зимой 1941 — 42 гг. принимали участие 9 танков МС-1, которые числились здесь по документам аж до февраля 1942 г.

Описание конструкции танка МС-1 (Т-18)

Источник: компиляция armedman.ru из открытых источников (в т.ч. М.Свирин, А.Бескурников «Первые советские танки»)