Сайт рекомендован для аудитории 16+

Боевое крещение советских танков (конфликт на КВЖД)



«Первое боевое применение советских танков в конфликте на КВЖД»

Советский танк Т-18 на параде в Москве

Советский танк Т-18 на параде в Москве

Конфликт на Китайско-Восточной железной дороге

С момента развала Российской империи вокруг Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) кипели нешуточные страсти. Хотя ещё в 1924 году правительства СССР и Китая признали КВЖД совместным предприятием, такое положение вещей не устраивало буквально всех региональных игроков.

Японцы пытались открыто захватить «ничейную» ветку в 1918-20-х годах, однако натолкнувшись на решительный протест РСФСР и Китая, стали действовать хитрее и проще. Пользуясь тем, что в Китае вспыхнула гражданская война, они начали вести пропагандистскую работу среди белоэмигрантов (которых хватало в Харбине) и китайского населения, параллельно поставляя оружие войскам «узурпатора» Чжан Цзолиня в Маньчжурии. Последний отказался от сотрудничества и был убит, а его место занял сын — Чжан Сюэлян, державший этот северный район Китая в своих руках. Когда Чан Кайши прекратил гражданскую войну, перенес столицу Нанкин, и объединил Китай в 1928 году, Чжан Цзолинь перешел на его сторону.

Положение нового руководителя было крайне трудным — с одной стороны он едва только встал во-главе разоренной войной страны, а с другой на него давили и белогвардейцы, в то время бывшие серьезной боевой силой, и руководители западных стран, намекая на то, что позиции СССР на дальнем Востоке так слабы, и руководство КВЖД нужно сосредоточить в одних руках.

Провокации против СССР начались ещё в 1925 г., когда китайцы взяли практику хватать дипломатических представителей северного соседа и бросать в тюрьмы, устраивать обыски в посольстве и т.п. На все это смотрели сквозь пальцы — сил на восточных границах действительно было недостаточно, но когда войска Чжан Цзолиня в 1929 году просто захватили КВЖД, стало понятно, что дальнейшие уступки невозможны.

План боевой операции

Советское командование могло сосредоточить на границе с Маньчжурией группировку чуть меньше, чем в 16500 человек, в то время как силы Чжан Цзолиня и белогвардейцев насчитывали 370 тысяч. Конечно нельзя воспринимать эти цифры так, будто друг на против друга стояли сразу все войска противников. Китайская группировка была рассеяна по довольно большой площади. Тем не менее было понятно, что одолеть такую армию в сколь нибудь долгом противостоянии невозможно, поэтому был принят дерзкий план, рассчитанный на быстрый и внезапный удар.

Немаловажная роль здесь отводилась такому оружию, которого у противника не было — танкам!

Осенью 1929 г. Забайкальская группа войск готовилась нанести Мукденской армии Китая молниеносное поражение в районе станций Маньчжурия, Джалайнор и Джалайнорских копей.



Бойцы РККА на Китайско-Восточной Железной Дороге

Бойцы РККА на Китайско-Восточной Железной Дороге

Для этой цели против китайской группировки в 12-16 тыс. человек Забайкальская группа насчитывала 6091 человек пехоты и 1599 кавалерии при поддержке 88 орудий калибра 76,2-мм и выше, 32 самолета, 3 бронепоезда и 9 танков Т-18.

Организационно в группу входили:

  • 21 Пермская стрелковая дивизия (в Чите)
  • 35 стрелковая дивизия
  • 36 Забайкальская стрелковая дивизия
  • 5 кавбригада
  • Бурят-Монгольский кавдивизион
  • отдельная танковая рота
  • 6 авиаотряд
  • 25 авиаотряд
  • 26 бомбардировочная авиаэскадрилья
  • 18 артдивизион корпусной артиллерии
  • 18 саперный батальон (в Чите)
  • 1 железнодорожная рота.

Командование группой было возложено на Степана Сергеевича Вострецова при общем руководстве ОДВА Василия Константиновича Блюхера.

Пилот самолета Р-1 из авиаотряда «Дальневосточный ультиматум»

Пилот самолета Р-1 из авиаотряда «Дальневосточный ультиматум»

Диспозиция войск на начало операции

В районе станции Джалайнор китайцы возвели неплохие полевые укрепления, особенно с севера. Дорогу на Абагайтуевский прикрывали 3 линии окопов полного профиля, между которыми были сделаны хорошие блокгаузы с перекрытиями из рельсов и шпал и засыпкой до 1 м мерзлой земли. Но с юга эти укрепления были слабее — здесь имелось всего 2 линии окопов, а с востока — местами лишь одна. Ключом ко всей позиции в районе ст. Джалайнор — Джалайнорские копи являлась высота 269,8, прикрывавшая подступы к станции с востока.
Китайцы ждали применения танков или бронеавтомобилей на направлении главного удара. Они опоясали здесь свои позиции 3-4 — метровым противотанковым рвом (глубиной до 2,5 м). Часть артиллерии была выделена для стрельбы прямой наводкой, пехота в большом количестве была снабжена гранатами.

Руководство РККА, со своей стороны, подготовилось… как обычно. С.Вострецов недооценил противника и потому практически ничего не сделал для грамотной подготовки боя. За время трехмесячного противостояния накануне операции не была проведена даже авиаразведка китайских позиций, что привело к тому, что в ходе боев красноармейцы встречались с вражескими укреплениями там, где их наличие даже не подозревалось.
Противотанковый ров вообще до момента атаки принимали за первую линию окопов, соответственно средств для его преодоления у бойцов не было.

Зато секретность же была доведена до того, что за два часа до наступления командиру 36-й дивизии пришлось лично носиться по степи и искать свои автомобили с боеприпасами которым не указали точку прибытия!

Части выступили 16 ноября 1929 г. в 23:00 и начали выдвигаться на исходные позиции, используя яркий свет луны. Накануне подморозило и все дороги превратились в конькобежные дорожки, а поля — в катки. Ориентирование было крайне сложно, тем более, что командиры не имели опыта в производстве ночных маршей.
Подразделения, выделенные для обхода ст. Джалайнор, частично заблудились, и один батальон, шедший в хвосте колонны, уклонился к западу от намеченного маршрута и попал под губительный огонь китайских пулеметов, понеся большие потери. В этом подразделении погиб журналист Р.Волин.

Перегруппировка началась слишком поздно, и по завершении ее батальоны должны были идти в бой без всякого отдыха. Танковая рота даже по выступлению не получила никакого приказа на бой, имея только точку конечного маршрута. Танки не были заправлены топливом и практически не имели снарядов к орудиям, а если учесть то, что три из них не имели пулеметов, можно сказать, что половина подразделения была практически безоружна.
Командир танковой роты не имел карты района боевых действий, и потому, неудивительно, что во время ночного марша танки роты заблудились, и к намеченной точке прибыли всего четыре машины.

Здесь они были заправлены бензином и получили по 40 снарядов (при боевом комплекте в 96 шт.).

Танк Т-18

Танк Т-18

Внимание, танки!

Наступление в районе станции Джалайнор

По плану боевых действий Т-18 должны были поддерживать действия 107 стрелкового полка. До начала боевых действий потерявшиеся танки найдены не были. Около 10:00 103 с.п. и 5 кавбригада начали атаки северного и юго-восточного секторов обороны станции Джалайнор.

Одновременно 107 и 108 полки атаковали противника на главном направлении. Случилось так, что эти подразделения практически не имели артиллерийской поддержки, кроме полковой артиллерии. В подкрепление им Вострецов и выделил роту танков (фактически — взвод). При атаке промежуточных укреплений танки проявили себя хорошо, правда, стремясь уклониться от огня китайской артиллерии, они развили слишком большую скорость, и красноармейцы не успевали угнаться за ними, но цель была достигнута, и укрепления недалеко от сопок № 9 и «Железная» пали.

Далее около 12:00 танковое подразделение, насчитывавшее теперь 6 машин (две из потерявшихся, все-таки прибыли в 11:50), пошло в лихую атаку на главный рубеж китайцев западного сектора обороны. За ним в атаку бросились батальоны 107 стрелкового полка, но разогнавшиеся танки внезапно затормозили перед противотанковым рвом. Остановились и бойцы, не имевшие для его преодоления никаких подручных средств. Обменявшись с китайцами десятком бесполезных выстрелов, танки повернули на юг — участок наступления 108 стрелкового полка. Несмотря на хорошую противотанковую оборону, китайцами не удалось подбить здесь ни одного Т-18, так как их артиллеристы стреляли из рук вон плохо. Появление танков не вызвало у них паники, а только удивление — позиции китайцев буквально пестрели биноклями и подзорными трубами.

Об отставших танках известно только, что два из них заблудились и колесили по ледяному полю, пока не кончился бензин. Они соединились со своей группой только вечером. Один танк остановился по причине поломки коробки передач. Два танка вышли в расположение 106 Сахалинского полка и не имея боеприпасов, все-таки поддержали «гусеницами и устрашающим видом» атаку промежуточных укреплений китайцев недалеко от разъезда Абгайтуй.

Здесь командиры танков действовали грамотно и бойцы могли использовать их хотя бы как прикрытие от пуль. Два танка в ходе боев вышли из строя, но один из них был отремонтирован к вечеру.

Боевые действия следующего дня также не был и яркими для танковой роты. Восемь машин поддерживали атаку 108 полка в районе сопок «Мать» и «Дочь». Бой продолжался в течение почти 3-х часов. Танки пытались помочь пехоте, но пока не был частично разрушен ров — им это не удавалось. Далее нескольким машинам удалось ворваться на китайские позиции. Одна была повреждена гранатами, но остальные интенсивно утюжили окопы пулеметным огнем. Подоспевшая пехота закрепила успех.

Бойцы РККА с захваченными китайскими знаменами на КВЖД

Бойцы РККА с захваченными китайскими знаменами на КВЖД

Наступление в районе станции Маньчжурия

После занятия Джалайнора наступил час гарнизона станции Маньчжурия. Танки вновь поддерживали 109 стрелковый полк. В строю их осталось семь. Два отремонтировать не удалось. На рассвете после артподготовки танки лихо бросились вперед, забыв о задаче прикрытия собственной пехоты. Но здесь их появление стало, видимо, неожиданным. Китайцы даже прекратили огонь, удивленно разглядывая диковинные машины.

Танки вползли на позиции, ведя бешеный огонь из пулеметов. Один из них не доехал до цели «каких-нибудь пять шагов и застрял» в него тут же полетели китайские гранаты и только подбежавшие красноармейцы спасли экипаж от гибели. Механик-водитель был сильно оглушен. Один танк провалился в окоп и застрял там так, что его пришлось откапывать после боя. Один потерял гусеницу, которая соскочила при переезде через канаву. Несмотря на это, станция была успешно отбита подошедшими стрелками.

В целом деятельность танковой роты в ходе конфликта КВЖД была оценена как удовлетворительная. Но отмечалась недостаточная подготовка водителей, неумение командиров ориентироваться на местности и отсутствие между ними связи. Стрельба из танковых пушек показала «никуда не годное могущество снаряда против полевых укреплений».

Больше пользы было от пулеметов, которые оказались более эффективными даже с точки зрения морального воздействия. Были высказаны пожелания по увеличению калибра танковой пушки, увеличения числа пулеметов, улучшения проходимости, скорости и брони танка.

Несмотря на убедительный успех танковых атак, даже среди командования группировки не было единого мнения на счет эффективности их использования в бою, так, в своем докладе, заместитель начальника штаба Лапин, призывал «не тратить народные деньги на эти игрушки», а выпускать больше пушек, бронепоездов и бронеавтомобилей.

Источник: компиляция на основе статьи М. Свирина, А. Бескурникова, из журнала «Армада» №1 за 1995 год