Сайт рекомендован для аудитории 16+

Три «Юнкерса» Павла Климова (из воспоминаний героя СССР С. Г. Курзенкова)



Тяжелым оказался для нас июль. Стояла необычная для Заполярья жара. Дули сильные ветры. На сопках горели пересохшие карликовые березки и торф. Над Кольским полуостровом висели облака дыма и гари.

Иссушающая жара и сильный ветер оказались на руку фашистам. Вражеские самолеты сбросили листовки, угрожая оставить от Мурманска один пепел.

От слов гитлеровцы перешли к делу. Их авиация совершила ряд массированных налетов на город.

У нас по-прежнему не хватало истребителей, а самолеты американо-английского производства стояли на ремонте. Отражать частые налеты врага было нелегко.

летчик-истребитель Павел Климов и его P-39 «Аэрокобра»

летчик-истребитель Павел Климов и его P-39 «Аэрокобра»

Нескольким бомбардировщикам удалось прорваться к Мурманску и сбросить зажигательные бомбы. Сильная жара и ветер затрудняли борьбу с огнем: почти все деревянные постройки в центре сгорели, однако уничтожить город и порт фашистам не удалось.

Чаще всего мы дрались с врагом малыми группами, а порой и в одиночку, но своего неба ему не уступали.

Однажды во время сильной жары ветер неожиданно принес с моря влажный воздух. Плотные туманы расползлись по сопкам, окутали все аэродромы. Незакрытым сверху остался лишь Мурманск. Пролетавший вражеский самолет-разведчик заметил это. Фашисты поспешили поднять в воздух несколько групп бомбардировщиков.

Посты наблюдения за воздухом доносили на наш аэродром:



«Группа самолетов курсом сто. Высота шесть тысяч».

«Группа самолетов курсом сто двадцать. Высота шесть тысяч».

«Группа самолетов курсом сто десять. Высота пять тысяч».

В сторону Мурманска шли вражеские самолеты, а зенитные батареи, охранявшие город, из-за тумана оказались бессильными помешать им.

Старший сержант Павел Дмитриевич Климов и его ведомый сержант Юдин все-таки взлетели. Пробив белесую толщу, они стали набирать высоту. Когда приборы показали шесть тысяч метров, истребители перешли в горизонтальный полет. Под ними клубилось седое сказочное море. Вдруг Климов заметил чуть выше кромки туманной пелены едва различимые пунктиры. Они быстро превратились в знакомые силуэты двухмоторных «юнкерсов». Летела первая шестерка.

Фашисты не видели наших истребителей в слепящих лучах солнца. Климов спешил добрать высоту.
— Не отрываться! Иду в лоб! — предупредил он по радио ведомого.

летчик-истребитель из состава авиации Северного Флота, Павел Дмитриевич Климов

летчик-истребитель из состава авиации Северного Флота, Павел Дмитриевич Климов

Описание боя от самого Павла Климова (по книге «100 сталинских соколов»):

С дистанции 600 метров открываю заградительный огонь из 6 крупнокалиберных пулемётов и продолжаю вести его до дистанции 50 метров, вводя поправки на угловое смещение цели. Затем, используя большую скорость после пикирования, я сделал энергичный левый боевой разворот и, умышленно не координируя действия рулями  ( чтобы уменьшить вероятность попадания стрелков, которые открыли интенсивный огонь по мне ), вышел из атаки.

После разворота я заметил, что ведущий Ju-88 сделал переворот и стал падать. Строй первой девятки нарушился. «Юнкерсы» сбросили бомбы над безлюдными сопками далеко от порта и повернули обратно.

Я не стал их преследовать, а решил атаковать вторую группу, которая шла левее и сзади. Отсутствие элемента внезапности ставило меня отказаться от атаки с передней полусферы. Я принял решение атаковать сзади — снизу замыкающего второй девятки. Сближение и атаку производил, сохраняя свой самолёт в створе намеченного самолёта, чтобы лишить возможности стрелков впереди идущих Ju-88 вести по мне огонь.

С дистанции 300 метров я открыл огонь по стрелку, а сблизившись до 100 метров, перевёл огонь на кабину лётчика. После нескольких очередей Ju-88 сделал правый разворот со снижением. Я отвернул вправо — вверх, чтобы не проскочить группу бомбардировщиков, и, заняв выгодное положение, перешёл в атаку на очередного «Юнкерса», оказавшегося замыкающим. Со второй очереди Ju-88 перешёл в правую нисходящую спираль. Строй второй девятки бомбардировщиков противника рассыпался, «Юнкерсы» беспорядочно сбросили бомбы и по одному начали уходить с обратным курсом.

В результате боя мною было сбито 2 Ju-88 и 1 подбит.

Мурманчане горячо аплодировали неизвестному летчику, низвергнувшему с неба трех вражеских бомбардировщиков. Один из сбитых Климовым «юнкерсов» свалился на улицу имени 25-го Октября. Его отломившийся хвост отлетел к боковой стене многоэтажного дома и будто приклеился к ней. Второй бомбардировщик нырнул в воды Кольского залива близ порта, третий грохнулся на сопку западнее Мурманска (так у Курзенкова — 3 самолета).

Предупрежденные уцелевшими экипажами первой шестерки остальные вражеские бомбардировщики не решились лететь на Мурманск. Развернувшись, они на повышенной скорости ушли на запад.

Более часа два отважных летчика-истребителя охраняли город и порт на Кольском заливе. А когда горючее в самолетных баках подошло к концу, Павел Климов и его ведомый возвратились домой. К этому времени подувший с моря ветер уже рассеял туман и аэродромы были открыты. Летчики приземлились благополучно.

Небо над Мурманском в этот день оставалось чистым.

Сражаясь до последнего дня Великой Отечественной войны, Павел Климов сделал более трехсот боевых вылетов. В пятидесяти двух воздушных боях он сбил одиннадцать вражеских самолетов лично и несколько совместно с товарищами. За успешное выполнение боевых заданий Павла наградили двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени и многими боевыми медалями. А 24 июля 1943 года ему указом Президиума Верховного Совета Союза ССР было присвоено звание Героя Советского Союза.

К концу войны, побывав в 52 воздушных боях, Павел Климов сбил лично 11 и в группе с товарищами 16 самолётов противника.

Источник: Курзенков С.Г. Под нами - земля и море. Изд. 2-е, дополн. и исправл. М., Военное издательство, 1967. с. 33-66.