Сайт рекомендован для аудитории 16+

Спасая командира: Эмиль Диланян (из воспоминаний героя СССР С. Г. Курзенкова)



5 августа 1942 г. авиация прикрывала от вражеских бомбардировщиков движущийся к Мурманску караван наших кораблей. Первый удар наши летчики решили нанести по бомбардировщикам, чтобы не дать им возможности прорваться к аэродромам. Но «юнкерсы» не полезли на рожон. Они сразу же повернули назад. Петр Сгибнев и его летчики стали было преследовать «юнкерсов», когда на них навалились «мессеры«.

Завязался неравный бой. На стороне противника было не только численное превосходство, но и преимущество в высоте.

Для наших летчиков обстановка сложилась очень тяжелая. Однако дрались они умело, храбро и, главное, дружно: один за всех и все за одного. Петр Сгибнев и его друзья отразили все атаки и сбили два «мессершмитта».

В этом бою исключительный героизм и самообладание проявил сын Армении Эмиль Маркосович Диланян. Сбив вражеского истребителя, он вдруг увидел, что из облаков вынырнула пара «мессершмиттов» и устремилась на командира звена Петра Коломийца.

Раздумывать было некогда. Хотя Диланян находился в невыгодном для атаки положении, он с виртуозной ловкостью развернул машину и, развивая скорость, бросился навстречу врагу.

Летчик-истребитель Эмиль Маркосович Диланян

Летчик-истребитель Эмиль Маркосович Диланян

Сближение заняло всего несколько секунд. Диланян быстро поймал «мессера» в оптический прицел и с силой надавил на гашетку. Самолет затрясся как в лихорадке. Восемь огненных струй понеслись навстречу врагу. Вот они, будто притянутые мощным магнитом, сошлись на тонком фюзеляже и крыльях ведущего «мессершмитта».

Вражеский истребитель как ужаленный выскочил из пике и, словно налетев на препятствие, завис. Затем он перевалился через левое крыло и, оставляя позади дымную борозду, отвесно нырнул в море тумана.

Отважный летчик Диланян спас от гибели своего командира звена Петра Коломийца. Но когда он выходил из атаки, по нему почти в упор открыли огонь два других «мессера», внезапно вывалившиеся из облаков.



Вспышки разрывов, подобно близкому разряду молнии, резанули по глазам летчика и ослепили его. Эмилю показалось, что у него кто-то вырвал ручку управления. Истребитель вздыбился и полез на высоту…

Правой рукой Диланян энергично отжал ручку управления, чтобы парировать кобрирование. Однако она легко, без усилия пошла вперед, а самолет упорно шел вверх, совершенно не слушаясь рулей глубины.

Летчик попытался потянуть на себя сектор газа, чтобы уменьшить обороты мотора. Но из этого тоже ничего не получилось. Эмиль не ощутил своей левой руки…

Что же произошло? Перед глазами вдруг появились и поплыли багряные круги, голова закружилась, горло сдавила чья-то невидимая рука.

Через несколько секунд неуправляемый истребитель Диланяна загорелся, потом, прекратив набор, завис, медленно перевалился на нос и, набирая скоpость, устремился к земле. Сила инерции отрывала летчика от сиденья, но прочные привязные ремни, врезавшись в плечи, удержали его на месте.

Резкий динамический рывок вывел Диланяна из полузабытья. Задыхаясь от едкого дыма, бензина и какого-то красноватого пара, летчик ощутил нестерпимую боль в пальцах левой руки. Чуть наклонив голову, он увидел лишь обрывок рукава летной куртки, из которого хлестала кровь. Завихренный воздух распылял ее по кабине.

Самолет продолжал гореть и падать. Диланяна бросало из стороны в сторону. С невероятным трудом ему удалось одной рукой откинуть защелку замка, привязные ремни распались. Потом он дотянулся до рычага, расположенного справа от сиденья, и рванул его вверх. Закопченный фонарь кабины приподнялся и с шумом отлетел прочь.

И уж совсем нечеловеческое усилие потребовалось летчику для того, чтобы встать на ноги, перевалиться через борт кабины, нырнуть, словно в бездну, вниз…

«Падать, падать, падать!» — твердил себе Диланян, зная, что в воздухе носятся «мессеры», и, если сразу раскрыть парашют, то можно стать их легкой добычей.

«Дергай за кольцо! Не теряй времени! Сопки близко! Разобьешься!» — шептал ему другой голос под свист холодного ветра.

И летчик падал. Он раскрыл парашют буквально в сотне метров от вершины каменистой сопки. Дернул кольцо и… потерял сознание. Три дня с болтающейся лишь на сухожилиях левой рукой, обескровленный, Диланян шел по тайге, полз из последних сил. Очнулся от приставленного к виску оружия. Прозвучал вопрос: «Ты фриц?» К счастью, о его боевом подвиге уже было написано во фронтовой газете. Его узнали. Моряки доставили раненого в госпиталь, где ему ампутировали левую руку от плеча.

Эмиль Диланян прошел курс лечения в военно-морском госпитале № 71. После выздоровления ему пришлось покинуть фронт и товарищей. Он сделал все, что мог, для нашей победы над фашистской Германией.

Эмиля провожали не только его однополчане, но и летчики нашей части. До этих проводов мы не были с ним знакомы. Когда я узнал о его подвиге, то представил себе могучего парня, чуть ли не сказочного богатыря. А теперь вот передо мной стоял невысокий, застенчивый юноша, с черными глазами на худощавом, чуть бледноватом лице. До слез обидно было видеть пустой рукав его морского кителя, и я старался глядеть Эмилю в лицо или на грудь, украшенную орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

За недолгую боевую карьеру, Э. М. Диланян принял участие в 15 воздушных боях, в которых лично сбил 4 самолета противника. Комиссованный по ранению, он вернулся в родной Ереван и продолжил учебу, к концу войны закончив институт. В дальнейшем, Эмиль Маркосович защитил кандидатскую диссертацию на тему «Электрооборудование летающих аппаратов» и в 1954 г.  основывает кафедру электропривода и автоматизации производственных процессов при Политехническом институте Еревана, которой руководит более 20 лет. Является автором свыше 100 научных трудов.

 

Источник: Курзенков С.Г. Под нами - земля и море. Изд. 2-е, дополн. и исправл. М., Военное издательство, 1967.