Сайт рекомендован для аудитории 16+

Вторжение Германии в Бельгию, 02-24 августа 1914 г.



Немецкий ультиматум для Бельгии

2 августа 1914 года, в 7 часов вечера германским послом в Бельгии Беловым-Залескэ министру иностранных дел Бельгии Давиньону была передана нота:

«Германское правительство получило достоверные известия о том, что французские войска намерены двинуться на Маас через Живэ и Намюр.

Эти известия не оставляют никакого сомнения в том, что Франция намерена двинуться на Германию через бельгийскую территорию. Императорское Германское правительство не может не опасаться, что Бельгия, вопреки своей доброй воле, не будет в состоянии без посторонней помощи отразить французское наступление с такими большими силами. В этом факте имеется достаточная уверенность в угрозе, направленной против Германии.

Вообще-то немцы сами собирались напасть на Францию через Бельгию, согласно «плану Шлиффена»

Вообще-то немцы сами собирались напасть на Францию через Бельгию, согласно «плану Шлиффена». А предлог для вторжения в собственно Бельгию выбрали классический — дескать это французы того и гляди нападут на Германию этим путем. В общем, как всегда — мы только защищаемся!

Повелительным долгом самосохранения для Германии является предупреждение этого нападения неприятеля. Величайшее прискорбие испытало бы Германское правительство, если бы Бельгия сочла за враждебный против себя акт то, что Германия в ответ на мероприятия врага вынуждена со своей стороны нарушить неприкосновенность бельгийской территории. Чтобы развеять всякие недоразумения, Германское правительство объявляет следующее:

1. Германия не имеет в виду никаких враждебных действий против Бельгии. Если Бельгия согласится занять в начавшейся войне положение дружественного нейтралитета по отношению к Германии, то Германское Правительство обязуется со своей стороны в момент заключения мира гарантировать Королевству его независимость и его владения в полном их объеме.

2. Германия обязуется на вышесказанных условиях эвакуировать бельгийскую территорию немедленно по заключении мира.

3. Если Бельгия сохранит дружественное отношение, Германия готова по соглашению с бельгийскими властями покупать за наличные деньги все, что будет необходимо для ее войск, и вознаградить за все убытки, причиненные в Бельгии.



4. Если же Бельгия выступит враждебно против германских войск и особенно если станет чинить затруднения их поступательному движению сопротивлением укреплений на Маасе или разрушением путей, железных дорог, туннелей или других искусственных сооружений, то Германия будет вынуждена смотреть на Бельгию как на врага. В этом случае Германия не возьмет на себя никаких обязательств по отношению к Королевству, но предоставит в конечном счете урегулировать взаимоотношения обоих государств силе оружия. Германское правительство питает законную надежду, что это не произойдет и что Бельгийское правительство сумеет принять соответствующие меры, дабы помешать совершиться этому. В этом случае дружественные отношения, соединяющие два соседних Государства, станут еще более тесными и прочными.»

В ответ Бельгийское правительство 3 августа в 7 утра передало германскому посланнику Белову-Залескэ специальную ноту:

«Своей нотой от 2 августа 1914г. Германское правительство дало знать, что по достоверным сведениям французские войска имеют намерение двигаться на Маас через Живэ и Намюр и что Бельгия вопреки своей доброй воле не будет в состоянии отразить без посторонней помощи наступательного движения французских войск.
Германское правительство считает себя вынужденным предупредить эти нападения и нарушить неприкосновенность бельгийской территории.

В этом положении Германия предлагает Королевскому правительству занять по отношению к ней дружественную позицию и обязуется при заключении мира гарантировать неприкосновенность королевства и его владений в их полном объеме. Нота добавляет, что если Бельгия станет чинить затруднения наступательному движению германских войск, то Германия будет вынуждена смотреть на нее как на врага и предоставит в конечном счете урегулирование взаимоотношений обоих государств силе оружия. Эта нота вызвала у Королевского Правительства глубокое и тягостное изумление.

Намерения, которые она приписывает Франции, находятся в противоречии с формальной декларацией, сделанной нам 1 августа от имени Французского правительства.

С другой стороны, если бы вопреки нашему ожиданию нарушение бельгийского нейтралитета было совершено Францией, то Бельгия выполнила бы все свои международные обязательства и ее армия оказала бы самое энергичное сопротивление вторгнувшемуся неприятелю.

Трактаты 1839 года, подтвержденные трактатами 1870 года, ставят независимость и нейтралитет Бельгии под охрану держав, и в частности Правительства Его Величества Короля Пруссии.

Бельгия всегда была верна своим международным обязательствам; она выполняла свои обязанности в духе лояльного беспристрастия; она не пренебрегала никакими усилиями, чтобы поддерживать и заставлять уважать свой нейтралитет.
Покушение на ее независимость, которым ей угрожает Германское правительство, явится вопиющим нарушением международного права. Нарушение права не находит себе оправдания ни в каких стратегических выгодах.
Бельгийское правительство, приняв сделанные ему предложения, пожертвовало бы честью нации и в то же время изменило бы своим обязанностям пред Европой.

Сознавая ту роль, которую Бельгия играет более 80 лет в мировой цивилизации, оно отказывается верить, что независимость Бельгии может быть сохранена только ценою нарушения ее нейтралитета. Если эта надежда была ошибочна, то Бельгийское правительство твердо решило всеми средствами, имеющимися в его распоряжении, воспрепятствовать покушению на его права.»

Отказ Бельгийцев принять ультиматум в Берлине сочли за попытку сохранить свой престиж, за которой не последует решительных действий.

Бельгийские солдаты сдаются германцам, 05.08.1914 г.

Начало боевых действий: Германия вторгается в Бельгию

В ночь с 3-го на 4-е германские авангарды под командованием генерала Отто фон Эммиха пересекают границы Бельгии. Вперед были высланы кавалеристы с листовщиками, которые разъясняли, что появление на Бельгийской территории немецких войск носит вынужденный характер и никак не направлено против бельгийской армии и местного населения.

Однако после того как кавалеристы были обстреляны, они вернулись назад. Вскоре Эммих столкнулся с новой проблемой, мосты через Маас севернее и южнее Льежа оказались взорваны. Генерал решил, что это дело рук местного населения.

В тот же день Бельгийское правительство отправило письма послам Великобритании, Франции и России:

«Господин Посланник!

Бельгийское правительство с горечью сообщает Вашему Превосходительству, что сегодня утром вооруженные германские силы проникли на бельгийскую территорию, нарушив обязательства, установленные трактатом. Королевское правительство твердо решило оказать сопротивление всеми средствами, имеющимися в его распоряжении.

Бельгия обращается к Англии, Франции и России, чтобы они совместно, как державы-покровительницы, защитили ее территорию. Должно согласовать и объединить действия, дабы воспротивиться насильственным мерам, принятым Германией против Бельгии, и в то же время гарантировать сохранение в будущем независимости и целости Бельгии. Бельгия счастлива заявит, что она обязуется защищать укрепления.»

Однако помощь англичан не приходила вовремя, они лишь только готовились высадить на континенте свои экспедиционные войска, десантная операция началась только 14 августа. Французское командование не собиралось помогать Бельгийцам крупными силами, и направила в Бельгию с разведывательными целями только один корпус Сорде в составе 1-й, 3-й, и 5-й кавалерийских дивизий, подробнее об этом ниже.

В первый же день вторжения немцы прибегли к варварским методам войны, попирая нормы морали и международного права. 4 августа они сожгли дотла Бельгийскую деревню Баттис. В городке Версаж расстреляли шесть мирных жителей. В течении первых трех недель войны немцы провели массовые расстрелы мирных жителей в городе Анденн немецкие резервисты расстреляли 211 человек, Тамине — 384, Дидане — 612. В конце августа немцы устроили настоящий погром в Лувне «бельгийском Оксфорде», культурном центре страны.

Для того — чтобы пройти вглубь бельгийской территории, немцам предстояло овладеть бельгийскими крепостями. Бельгийцы, добившиеся высокого уровня жизни благодаря промышленной революции и колонизации Конго, не жалели средств для укрепления имевшихся крепостей и строительства новых, несмотря на нейтралитет страны, гарантированный великими европейскими державами.

Бельгийские крепости Льеж и Намюр были главными препятствиями на пути германской армии

Бельгийские крепости Льеж и Намюр были главными препятствиями на пути германской армии

Наиболее сильными бельгийскими крепостями были Льеж и Намюр, прикрывавшие переправы через Маас. Построенные в период с 1888 по 1892 год, эти крепости представляли собой систему фортов, возведенных вокруг города и расположенных таким образом, чтобы при нападении неприятеля они могли поддерживать друг друга артиллерийским огнем. С внешней стороны форты были окружены широким рвом глубиной 30 футов, так что без наведения переправы этот ров было не одолеть.

Сами форты были надежно защищены толстыми железобетонными стенами, которые не мог пробить ни один снаряд обычной полевой пушки. Со стенами крепости могла справиться только осадная артиллерия более крупных калибров. В августе 1914 года немецкая армия располагала лишь немногими такими орудиями: семью 420-мм гаубицами Круппа и несколькими 305-мм орудиями, изготовленными австрийской «Шкодой» и переданными немцам на правах аренды.

Захват крепости Льеж (02.08.1914 — 16.08.1914)

Характеристика бельгийской крепости Льеж

Первой бельгийской крепостью, которую предстояло взять немцам, был Льеж, находившийся в 20 милях от германо-бельгийской границы. Укрепления этой крепости состояли из двенадцати фортов, расположенных по обоим берегам Мааса на удалении 4 — 5 миль от города.

Крепостной обвод Льежа достигал 30 миль. Основные сооружения каждого форта имели железобетонные покрытия толщиной 80-100 футов. Крепость обладала и мощным вооружением. Каждый форт имел до восьми орудий калибром 120 — 200 мм и три-четыре 57-мм противоштурмовых орудия, а всего на вооружении крепости состояло около четырехсот орудий. Артиллерия, как правило, располагалась под броневыми колпаками или во вращающихся бронированных башнях.

Гарнизон каждого форта состоял из 80-100 человек, а весь гарнизон крепости (в который входили и полевые войска — 3-я пехотная дивизия и одна бригада 4-й пехотной дивизии) — из 40 000 человек. Предполагалось, что при осаде крепости пехотинцы станут защищать промежутки между фортами, заняв огневые позиции в заранее выкопанных траншеях.

План захвата крепости Льеж и первые неудачи немцев

Захват Льежа был задуман и разработан немецким Генеральным штабом еще задолго до начала войны. Проведение операции возлагалось на оперативное соединение, составленное из частей Второй армии и расквартированное еще в мирное время вблизи бельгийской границы на участке между Ойпеном и Аахеном. Возглавлял оперативное соединение командир 10-го корпуса Второй армии генерал Отто фон Эмих.

В соответствии с планом Шлиффена на операцию отводилось сорок восемь часов после начала наступления на Западном фронте. Немцы полагали, что возьмут Льеж или вовсе не встретив сопротивления, или после короткого боя, быстро подавив артиллерию неприятеля. Расчет германского командования не оправдался.

4 августа оперативное соединение перешло бельгийскую границу и двинулось к Льежу. Соединение генерала Эммиха состоявшее из шести бригад (11-й, 14-й, 24-й, 28-й, 38-й, 43-й), одного пехотного полка и трех кавалерийских дивизий (2-й, 4-й, 9-й), насчитывало 25 000 штыков, 8000 сабель и 124 орудия, в том числе 4 гаубицы калибром 210 мм (8,4″).

Бельгийские стрелки ведут огонь по немецким солдатам, 1914 г.

Бельгийские стрелки ведут огонь по немецким солдатам, 1914 г.

Утром 5 августа Эммих отправил к коменданту крепости Льеж генералу Леману парламентера — капитана Бринкмана, бывшего немецкого военного атташе в Брюсселе. Бринкман от имени Эммиха предложил Леману сложить оружие, но получил отказ.

Вскоре немецкие артиллеристы открыли огонь по фортам крепости, стоявшим на восточном берегу Мааса, а кавалеристы и пехотинцы попытались прорвать оборону бельгийцев в промежутках между фортами. Однако эти атаки были отбиты силами 3-й пехотной дивизии. Немцы отступили, понеся значительные потери. Эммих возобновил штурм фортов в ночь на 6 августа. Темная ночь и разразившаяся гроза, казалось, должны были благоприятствовать наступлению. Однако немцы снова понесли большие потери, особенно существенные при атаке форта Баршон. После войны один из защитников этого форта писал:

«Немцы шли на нас, казалось, плечом к плечу, цепь за цепью, и, как только одни падали, сраженные пулями, на их месте возникали другие, чтобы тут же упасть и пополнить собой все возраставшее перед нами жуткое нагромождение из мертвых и раненых».

Утром 6 августа генерал Эрих Людендорф, представитель командования Второй армии в оперативном соединении Эммиха, направился в 14-ю бригаду. Прибыв в расположение части и узнав, что командир бригады убит, Людендорф принял командование на себя.

Бельгийцы отводят армию за Маас и сдают городские кварталы Льежа

В тот же день после упорного боя бригаде удалось овладеть деревней Ке-де-Буа, расположенной на высоком холме, откуда просматривались Маас и городские кварталы Льежа. Людендорф быстро заметил, что два моста через реку в черте города целы и невредимы. Генерал решил еще раз предложить Леману сложить оружие, но парламентер опять вернулся ни с чем. Тогда Людендорф послал в город разведывательный отряд, однако ни один солдат назад не вернулся.

Тем не менее, появление неприятеля на господствующей высоте вблизи города и артиллерийский обстрел вызвали у Лемана серьезное опасение, как бы полевые войска, дравшиеся на восточном берегу Мааса, не оказались отрезанными от остальных сил армии, и он приказал 3-й дивизии и 15-й бригаде отойти за Маас и направиться к реке Гетт на соединение с другими частями. Принимая такое решение, генерал также исходил из того, что на Льеж наступают шесть пехотных корпусов, хотя на самом деле штурм крепости вели шесть бригад различных корпусов Второй армии.

Несмотря на эту ошибку, можно считать, что Леман в конечном счете поступил правильно: он сохранил войска, не лишние для обороны Антверпена, который Альберт I не только избрал местом ставки, но и помышлял превратить в оплот дальнейшего сопротивления немцам.

Схема расположения фортов бельгийской крепости Льеж в 1914 г.

Схема расположения фортов бельгийской крепости Льеж в 1914 г.

Отправив полевые войска к реке Гетт, Леман перебрался из Льежа в форт Лонсен у западного подступа к городу. Генерал принял решение продолжить оборону крепости силами гарнизонов фортов, питая некоторую надежду на подход французских или английских войск. Однако надежды Лемана были напрасными.

Итак, Льеж был обречен, и только упорное сопротивление гарнизонов фортов позволило крепости продержаться еще несколько дней. Утром 7 августа 1914 г. генерал Людендорф — к слову сказать, хладнокровный, независимый в суждениях и уверенный в себе человек — принял решение вступить в город силами 14-й бригады. К удивлению Людендорфа, немецкие войска вошли в город, не встретив сопротивления. Впрочем, как быстро выяснилось, сопротивляться, по существу, было некому: в старом здании крепости находился лишь небольшой гарнизон, который гут же сложил оружие.

Заняв город, немцы взяли под свой контроль и оба моста. Добившись столь значительного успеха, Людендорф принял решение вернуться в штаб Второй армии, чтобы рекомендовать командующему генералу Бюлову выделить дополнительные войска для развития наступления.

Сражение за форты крепости Льеж

Тем временем штурм фортов крепости продолжался. К 10 августа 1914 г. войскам Эммиха удалось овладеть фортами Эвенье и Баршон. Для того чтобы быстрее подавить сопротивление неприятеля, командующий Второй немецкой армией генерал Бюлов, следуя рекомендациям Людендорфа, выделил три армейских корпуса под общим командованием командира 7-го корпуса генерала Эймена, доведя численность войск, действующих против крепости Льеж, до 100 000 человек. Войска Эймена подошли к Льежу 12 августа, а вместе с ними появилась; 420-мм гаубица Круппа.

Первой целью немцы выбрали форт Понтис. В тот же день вечером гаубица открыла огонь по форту. Огонь по цели велся с расстояния 4000 м, а корректировка огня производилась по телефону с расстояния 1500 м от цели. Первый выстрел не удался. Зато после корректировки угла вертикального наведения гаубицы шесть снарядов — один за другим — легли точно в цель.

С наступлением ночи немцы прекратили огонь. А на следующий день к Льежу подвезли еще одну 420-мм гаубицу Круппа и несколько 305-мм орудий австрийского производства. Обстрел цели возобновился. Под сокрушительным огнем невиданной ранее силы форт Понтис пал. В 12 часов 30 минут оставшиеся в живых защитники форта прекратили сопротивление.

В тот же день, и тоже после обстрела из тяжелых орудий, пали еще два форта бельгийской крепости: в 17 часов 30 минут — форт Эмбург, а в 21 час — форт Шодфонтен.

14 августа 1914 г. в 9 часов 40 минут немцы взяли форт Льерс, а в 9 часов 45 минут — форт Флерон.

Броневой колпак орудия одного из фортов крепости Льеж, уничтоженный в ходе штурма крепости германцами

Броневой колпак орудия одного из фортов крепости Льеж, уничтоженный в ходе штурма крепости германцами

15 августа в 7 часов 30 минут пал форт Бонсель, а в 12 часов 30 минут — форт Лотен, во второй половине дня немцы открыли артиллерийский огонь из гаубиц по форту Лонсен, в который перебрался вместе со своим штабом комендант крепости генерал Леман. Обстрел этого форта продолжался более двух часов и закончился мощным взрывом: один из снарядов угодил в склад боеприпасов. Один из немецких офицеров, принимавших участие в штурме Лонсена, впоследствии вспоминал:

«Когда я со своими солдатами подошел к тому месту, где еще только что стоял мощный форт, то увидел картину, напоминающую альпийский ландшафт: многочисленные осколки почти до основания разрушенных стен казались галькой горной реки… Пушки форта оказались все искореженными. Броневая башня одной из пушек, сорванная со своего ложа, валялась среди кусков железобетона, похожая на огромную черепаху».

Среди развалин форта немцы обнаружили генерала Лемана. Комендант крепости был без сознания. Когда его подняли на носилках, Леман пришел в себя и, увидев перед собой подошедшего Эммиха, с которым как-то встречался на военных маневрах, нашел силы сказать: «Прошу засвидетельствовать, что вы пленили меня потерявшим сознание».

Падение крепостей Льеж и Намюр

16 августа 1914 г. два последних форта крепости Льеж — Оллонь и Флемаль — сдались без боя. В тот же день гаубицы Круппа и орудия «Шкоды» были отправлены на новые боевые позиции — к Намюру, еще одной крепости, преграждавшей путь немцам к франко-бельгийской границе. Немецкая тяжелая артиллерия появилась перед Намюром 21 августа, а 24 августа бельгийская крепость прекратила сопротивление.

Бельгийская армия отходит к Антверпену и теряет инициативу (07.08.1914 — 18.08.1914)

7 августа 1914 г. еще до взятия Немцами Льежа, их правофланговая 1-я армия, прикрытая кавалерийской дивизией, переправившись через р. Маас, направилась к Брюсселю, 2-я армия, также переправившись через р. Маас южнее Льежа (у Гюи) и прикрывшись со стороны Намюра, направилась на Шарлеруа.

Бельгийская армия сосредоточилась за рекой Жет для прикрытия Брюсселя и Андверпена, что задержало немецкое наступление до 18 августа 1914 г. Только в этот день бельгийцы, после ряда частных столкновений, угрожаемые охватом на р. Жет с обоих флангов, начали отход к Антверпену, так как движение их к реке Самбра на соединение с французами находилось уже под угрозой наступающей к Монсу 2-й германской армии.

Кавалерийский корпус Сорде после своего бесплодного рейда, не восстановив связи с бельгийцами, переправился обратно на левый берег р. Маас и 15 августа отошел севернее Мобежа для прикрытия левого фланга 5-й армии.

С 15 августа 1914 г. обстановка начинает проясняться для главнокомандующего французскими вооруженными силами генерала Жоффра, но он не рассчитывал на ввод германцами в дело резервных корпусов и поэтому полагал, что силы противника гораздо слабее. С этой минуты он начинает принимать решительные меры к усилению своего левого фланга и к выдвижению его на реке Самбра для совместных действий с бельгийцами и англичанами. Однако время для такого сосредоточения и правильного развертывания было упущено.

16 августа начинается переброска Пятой французской армии главными силами к Филиппвилю; на усиление ее направляются корпус из Второй армии и Третья группа резервных дивизий; в районе Аррас — Лилль сосредоточиваются территориальные дивизии д’Амада.

Бой у Динана 15 августа одного французского корпуса с тремя германскими указывал французам на опасность предстоящей переправы германцев через реку Маас и южнее Намюра.

Схема вторжения германской армии в Бельгию в 1914 г.

Схема вторжения германской армии в Бельгию в 1914 г.

Германская армия выходит к бельгийско-французской границе

Германцы, получив после отхода бельгийцев на Антверпен почти полную свободу действий, двинулись рядом форсированных маршей для выполнения своей основной задачи.

Согласно директиве от 20 августа 1914 г., Первая и Вторая германские армии продолжали наступать против неприятеля к западу от Намюра и, в связи с наступлением 3-й армии, на участок к р. Маас — Намюр — Живе. Основная идея наступления германцев заключалась в атаке правым крылом западнее реки Маас с предоставлением армиям широкой самостоятельности в выборе способов для выполнения этой атаки.

Но на своем пути германские армии должны были столкнуться с английской армией, сосредоточиваемой в районе Ландреси, и Пятой французской, спешившей на Самбру и сосредотачиваемой своими главными силами у Филиппвиля.

Источник: компиляция на основе: Первая мировая война / Киган Д.; Пер. с англ. Т. Горошниковой, А. Николаева. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2002., Первая мировая война / А.М. Зайончковский. - СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2002., Жоффр Ж. 1914-1918. Подготовка войны и ведение операций., Шацилло В. К. Первая мировая война 1914 - 1918. Факты. Документы. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии