Сайт рекомендован для аудитории 16+

Предпосылки Русско-Японской войны 1904-1905 г.г.



Истоки русско-японской войны 1905 года лежат в прошлой войне Японии с ближайшим соседом – Китаем, произошедшей за 10 лет до этого. Обладая современным европейским вооружением, Япония в 1894-1895 г.г. разгромила отсталый, пребывающий фактически в средневековом состоянии Китай, и получила по условиям «Симонсекского договора» (заключен в г. Симоносеки 5 апреля 1895 г.) такую контрибуцию, что европейские державы гневно потребовали от японцев умерить свои аппетиты.

Судите сами, в результате победы над Китаем, Японии должны были отойти:

  • Полуостров Ляодун с городом-портом Люйшунем (он же Порт-Артур).
  • Остров Формоза (Тайвань) и остров Пескадоры (Пенхуледао).
  • Вэйхайвэй переходил Японии на условиях «временной оккупации».

Кроме того, Корея обретала независимость (и попадала под японское влияние), а Китай выплачивал победителям 200 миллионов лянов серебром, открывал для японской торговли четыре порта, а также освобождал задержанных японских шпионов и сотрудничавших с ними китайских ренегатов.

Знаете ли вы, что...
черноморский флот ...во время войны с Японией 1904-05 г.г. на Дальний Восток отправляли корабли Балтийского, а не Черноморского флота?
Европейцы «вписались» за Китай не столько от чувства врожденной справедливости, сколько от того, что было понятно: японцы так рьяно взялись за раздел Китая, что вряд ли остановятся на этом. Больше всех упорствовала Россия, которая и сама имела свои планы на Ляодун. В конечном итоге, европейцы прямо-таки силой заставили японцев вновь сесть за стол переговоров и подписать 27 октября 1895 г. «Ляодунскую конвенцию» в Пекине.

Японцы конечно на все согласились. На Ляодун они больше не претендовали, а тихо и мирно приняли «Первую программу строительства флота» сроком на 7 лет, и начали копить силы. Глядя как засуетился восточный сосед, Россия также начала серьезно увеличивать «флотские» статьи военного бюджета. Маятник большой войны качнулся, на дворе стоял 1895 год.

Как Россия и Япония Корею делили

1896 год только усилил дипломатические трения. Российское посольство развернуло в Корее кипучую деятельность, в результате чего высшие должностные лица государства, а особенно корейский ван Коджон, стали все настойчивее требовать сокращения пребывания на территории страны японских гарнизонов и все больше «дружили» с Россией. Японцы забеспокоились. И китайцы, и корейцы все более склонялись к России (которая уже начала строительство железной дороги на Дальний Восток, будущей КВЖД) и под давлением обстоятельств, 2 мая 1896 г. В Сеуле был подписан Русско-Японский меморандум, в котором было зафиксировано, предложение корейскому вану вернуться в свой дворец, а также разрешение на размещение японской стражи для охраны японских поселений в Корее и право России иметь в Корее «для охраны Российской дипломатической миссии и посольств» свою военную стражу, не превышающую, однако, численности японских войск, которые находились в тех-же местностях.

Карта понятна без перевода - железная дорога, европейские колонии, словом, у японцев были поводу к беспокойству

Карта понятна без перевода — железная дорога, европейские колонии, словом, у японцев были поводу к беспокойству

22 мая 1896 г. Россия и Китайская империя заключили в Москве Секретный оборонительный союз против Японии, а 28 мая 1896 г. Россия и Япония подписали Секретный Московский протокол, по которому Россия и Япония договорились в случае отправки своих войск в Корею предварительно согласовать этот вопрос между собой. Обоим сторонам предоставлялось право вводить в Корею равное количество войск в случае «возникновения в ней внутренних или внешних осложнений. При этом между войсками должна была оставаться полоса, свободная от оккупации». Фактически этим договором Россия и Япония устанавливали военный контроль над Кореей.



Год подходил к концу, и Япония приняла «вторую программу кораблестроения», сроком на 9 лет, и составлявшую уже не 93, а 118 миллионов иен. Параллельно с этим Япония начала форсированное строительство, модернизацию и укрепление своих крепостей и портов.

Европейцы активизируются

2 ноября 1897 г. Германская эскадра на юге Шаньдунского полуострова внезапно захватилаобласть Цзяочжоу с портом Циндао (Киао-Чао). В тот-же день в Царском Селе состоялось особое совещание, которое должно было определить дальнейшие направления, дальневосточной внешней политики России в изменившихся условиях. Китайское правительство обратилось к России, как союзнику, за помощью, но Российское правительство, не прореагировало на Китайскую просьбу.

22 февраля 1898 г. этот порт (Циндао) вместе с 50-километровой полосой вокруг залива был «сдан в аренду» Германии на 99 лет, с правом на сооружение военно-морской базы. Китай был вынужден предоставить немецкому капиталу монопольные права на железнодорожное строительство и разработку естественных богатств Шаньдунского полуострова.
В ноябре 1897 г. от русского посланника в Китае А.И.Павлова стали поступать тревожные сведения об активизации действий английского флота. Одно из судов «Владычицы морей» (канонерская лодка «Дафнэ») посетило Порт-Артур. В России возникло беспокойство по поводу того, что Англия намеревается по примеру Германии захватить Порт-Артур.

29 ноября 1897 г. начальник эскадры Тихого океана контр-адмирал Ф.В.Дубасов получил приказ на основании уже полученного разрешения китайского правительства направить отряд из трёх кораблей в Порт-Артур и не допустить возможного захвата его англичанами. Отряд кораблей под командой контр-адмирала М.А.Реунова в составе: крейсеров «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Корнилов» и канонерской лодки «Отважный» 3 декабря 1897 г. бросил якорь на внешнем рейде крепости и остался там зимовать. Второй отряд в составе: крейсера «Дмитрий Донской» и канонерских лодок «Сивуч» и «Гремящий», занял рейд города Талиенван (Даляньвань).
17 декабря 1897 г. два английских крейсера прибывают на внешний рейд Порт-Артура, но китайцы запрещают им вход в гавань. Несмотря на это, один из них заходит на внутренний рейд, где стоят три русских военных корабля. Три часа командир английского отряда проверяет, насколько крепки нервы русских моряков, затем покидает порт.
18 декабря 1897 г. английская эскадра бросает якорь в Чемульпо. Японский флот приводится в состояние боевой готовности. Из состава русской эскадры Средиземного моря на Дальний Восток немедленно отправляются два эскадренных броненосца: «Сисой Великий» и «Наварин».

К слову, год спустя на Дальнем Востоке появятся ещё две «новые колонии»:

22 марта 1898 г. по предварительному согласованию с Японией, Англия решила занять порт Вэйхайвэй с установлением своего контроля над бассейном реки Янцзы. 18 мая 1898 г. Англия получила право «аренды» порта Вэйхайвэй («до момента окончания аренды Россией Порт-Артура»). Спустя десять дней Лондон добился от Пекина 99-летней аренды значительной части полуострова Цзюлун (окрестности г. Сянгана), расположенного на материке напротив британской островной колонии Гонконг на юге Китая.

29 марта 1898 г. Франция на побережье провинции Гуандун (близ о. Хайнань), завладела (99-летняя аренда) морской базой Гуанчжоу и железнодорожными концессиями в приграничных с французским Индокитаем китайских провинциях.

Русский Порт-Артур

26 января 1898 г. эскадра Тихого океана под флагом контр-адмирала Ф.В.Дубасова почти в полном составе собирается на рейде Порт-Артура.

24 февраля 1898 г. на совещании у Великого Князя Алексея Александровича было принято окончательное решение об аренде Квантуна. Китай однако, затягивалпереговоры по уступке полуострова. В связи с этим в распоряжение контр-адмирала Ф.В.Дубасова был направлен военный десант для занятия Квантуна силой. Высадка десанта намечалась на 15 марта, но уже 11 марта А.И.Павлову удалось добиться уступки мирным путём. 15 марта в Пекине стороны подписали. Русско-Китайскую конвенцию, согласно которой территория Квантунского полуострова с прилегающими островами: Эллиот, Блонд, Саншантао, Роунд, Кепп, Мурчисон и других, передавалась России в аренду на 25 лет. Конвенция закрепляла за Россией приобретение портов: Порт-Артур и Талиенван и давала право на строительство южной ветви К.В.Ж.Д. — Южно-Маньчжурской железной дороги (Ю.М.Ж.Д.) от Харбина к Порт-Артуру. Главные силы русских Морских сил в Тихом океане получили на побережье Желтого моря практически незамерзающую (в отличие от Владивостока) базу.

русско-японская война, Внешний вид Порт-Артура, начало 20 века

Внешний вид Порт-Артура, начало 20 века

Надо ли говорить, что итак уже «накрученные» японцы восприняли русскую базу ВМФ у себя под боком, как издевательство? Сближение Японии с Англией (которой укрепление позиций России на Дальнем Востоке также было не с руки) оказалось вполне закономерным шагом. Совместными усилиями дипломатам обоих островных государств удалось существенно подорвать позиции России в Корее (надо отдать должное, им охотно подыгрывали, и отечественные головотяпы в правительстве). Однако все же 16 марта 1898 г. в Порт-Артуре — над Золотой горой под гром приветственного салюта и раскатистое «Ура!» взвился Андреевский флаг. Занятие крепости позволило отказаться от использования русскими кораблями в зимнее время японского порта Нагасаки. Политическое и военное руководство России решило сделать Порт-Артур основной военно-морской базой Морских сил в Тихом океане, а недалеко от города Талиенван построить коммерческий порт Дальний (кит. Далянь, яп. Дайрен), который будет открыт для широкой международной торговли. Территорию Квантунского п-ова под названием Квантунской области включили в состав России, после чего было введено гражданское управление в лице генерал-адъютанта вице-адмирала Е.И.Алексеева, принявшего также на себя командование Морскими силами в Тихом океане.

13 апреля 1898 г. для успокоения возмущённой Японии (захват Порт-Артура) Россия подписала в Токио новое Русско-Японское соглашение по вопросу Кореи, по которому из Сеула официально отзывались русские финансовые и военные советники, а японский капитал получал возможность широкой промышленной и торговой экспансии. Соглашение признавало независимость Кореи и обязывало обе державы (Япония и Россия) воздерживаться от вмешательства в её внутренние дела.
13 августа 1898 г. Япония заручилась обязательством Китая не отчуждать в пользу третьей державы территории в провинции Фуцзянь (напротив о. Формоза).
В связи с усилением ассигнований Японии на строительство своего флота, Россия принимает ответный шаг и утверждает специальную «Объединённую» программу (объединив её с проектом 1895 года) «для нужд Дальнего Востока» сроком на 7 лет.

Противоречия накапливаются

«Восстание боксеров» в 1900-1901 г.г. захлестнувшее Китай и вынудившее европейские державы оружием усмирять восставших, главным требованием которых было изгнание из страны иностранцев, на время «заморозило» политическое противостояние Японии и России (хотя и здесь стороны продолжали вести свои геополитические игры, а российские войска заняли Маньчжурию, с декларированной целью – охрана железной дороги). Так что следующий серьезный виток конфликта произошел в 1902 году.

17 января 1902 г. Япония и Англия официально подписали союзный Англо-Японский договор. Стороны признавали право друг друга вмешиваться в дела Кореи и Китая и обязывались соблюдать нейтралитет, если одна из них будет с кем-либо в состоянии войны из-за Кореи или Китая. В случае войны одного из союзников с несколькими державами другая сторона должна была выступить на помощь с вооружёнными силами. Япония получала сильного союзника и кредитора.
3 марта 1902 г. Россия и Франция в ответ на англо-японский договор, подписали совместную Русско-Французскую декларацию, но это был весьма куцый ответ, так как декларация не обязывала Париж оказать военную помощь России в случае войны с Японией.

В условиях резко враждебного отношения С.Ш.А., Англии и Японии к русско-китайским переговорам и революционным настроениям в Китае, российское правительство вынуждено было пойти на значительные уступки в маньчжурском вопросе. В новом проекте соглашения были учтены все поправки китайцев и
26 марта 1902 г. в Пекине подписывается Русско-Китайское соглашение по Маньчжурскому вопросу, по которому Россия обязывалась вывести свои войска из Маньчжурии в течении 18 месяцев.

К 24 сентября 1902 г. Россия выполнила в назначенный срок первый этап вывода войск: очистив западную часть Южной Маньчжурии от Шанхайгауня до р. Ляохе, а Япония практически полностью выполнила 2-ую кораблестроительную программу (с опережением на два года) усиления своего флота. 23 ноября 1902 г., правительство Японии на парламентской сессии, начало обсуждение вопроса о принятии уже «Третьей программы расширения флота», но из-за политического кризиса во власти и недостатка средств, она не была принята.

Россия также увеличивала свой флот ударными темпами, но необходимость на трех своих морских театрах (Балтика, Черное море, Тихий океан) иметь флот сопоставимый по мощи с флотами государств-соседей, значительно усложняла задачу. Вместо 1 броненосца, который нужно было сдавать в год тем же Германии, Турции или Японии, Россия, выжимая все силы, должна была сдавать 3.

В январе 1903 г. Санкт-Петербург вновь перешел в атаку и предложил Пекину новую схему разрешения проблемы с Маньчжурией: к установленному соглашением от 26 марта 1902 г. сроку от присутствия русских войск будет освобождена только одна Мукденская провинция. Эвакуация войск из Гиринской провинции должна осуществляться по мере выполнения Китаем русской ноты (третьей) от 24 марта 1903 г. В ней содержались требования о неотчуждении ни под каким видом — уступки, аренды, концессии и прочее — территории в тех регионах, откуда были эвакуированы войска, о не предоставлении иностранной торговле новых пунктов в Маньчжурии и о недопущении в них иностранных консулов без согласия на то России; о недопущении иностранцев в администрацию Маньчжурии.

В переговоры опять вмешались Англия, С.Ш.А. и Япония, заявившие Санкт-Петербургу решительный протест. Китаю-же они дали совет не принимать никаких условий, касающихся Маньчжурии. Китайское правительство заявило России, что оно будет обсуждать любые вопросы о Маньчжурии лишь после эвакуации русских войск.

26 марта 1903 г. вышел второй срок для вывода русских войск из Маньчжурии, но Россия уже было начав перевозку войск и очистив Мукден, вдруг приостановила все действия по распоряжению начальника Квантунской области адмирала Е.И.Алексеева. В это-же время на Дальний Восток с первой поездкой выехал статс-секретарь А.М.Безобразов. Российские войска снова заняли Мукден. Для поддержания начинаний «Эксплуатационного товарищества на реке Ялу» в Северной Корее начальник Квантунской области по просьбе А.М.Безобразова выслал в Шахецзы одну охотничью команду в 150 чел. конных стрелков и выдвинул в Фынхуанчен конный отряд из полка казаков с орудиями. Эти действия вызвали протест в Китае и рост антироссийской пропаганды в Японии.

7 мая 1903 г. на совещании министров Николай II сообщил о новом курсе политики на Дальнем Востоке. Министрам было разъяснено, что сам по себе договор от 26 марта 1902 г. означает «открытые двери» в Маньчжурии, а при «открытых дверях» иностранцы «скоро убьют те зародыши русской торговли и промышленности, которые появились в Маньчжурии». К.В.Ж.Д. и Русско-Китайский банк будут служить иностранным интересам, а деятельность их будет ограничена конкуренцией Шанхайгуаньской железной дороги, уже находящейся в руках англичан, и отделений иностранных банков, которые, вероятно, будут открыты в Инкоу (Ньючжуань) и Дальнем.

Медаль за участие в русско-японской войне, одна из самых странных наград России

Медаль за участие в русско-японской войне, одна из самых странных российских наград

Если не отказываться от решения не допустить проникновения в Маньчжурию иностранного влияния в каком бы то ни было виде и точного исполнения договора от 26 марта, то необходимо в «минимальный срок и не останавливаясь перед нужными расходами, поставить нашу боевую готовность на Дальнем Востоке в полное равновесие с нашими политико-экономическими задачами, дав очевидное для всех доказательство решимости отстоять наше право на исключительное влияние в Маньчжурии». Этим самым царь дал понять, что Россия вообще не собирается уходить из Маньчжурии и готова отстаивать свои интересы силой оружия.

10 июня 1903 г. в Токио под председательством Императора состоялось совещание по вопросу принятия принципов и целей, которые нужно будет преследовать в переговорах с Россией. Результаты этого совещания 15 июля 1904 г. были телеграфированы бароном Ю.Комура японскому посланнику в Санкт-Петербурге — Синичиро Курино. Ю.Комура просил своего протеже в предстоящих переговорах с Россией, объяснить Российской стороне, что «правительство Японии желает удалить из отношений двух Империй любую причину недоразумения в будущем» по вопросам Дальнего Востока, «где их интересы встречаются, с целью определить соответствующие и специальные интересы в тех областях».

Последние доводы

1 июля 1903 г. началось регулярное движение по всей магистрали К.В.Ж.Д. и Ю.М.Ж.Д.. В этот день дорога была передана в ведение Эксплуатационного управления. Тем самым в России была открыта новая железнодорожная линия Москва — Тихоокеанское побережье, кратчайший путь из Европы в Азию. Всего на линии было построено 92 станции и 9 туннелей. Вообще недоделок на дороге к моменту начала эксплуатации было еще много, всего на сумму в 57 млн. руб. Тем не менее это было завершение грандиозного для того времени по размаху и срокам исполнения железнодорожного предприятия. Затраты на строительство К.В.Ж.Д. и Ю.М.Ж.Д. за 1897-1903 г.г. составили более 375 млн. руб. золотом.

Между тем отношения России с Японией ухудшались с каждым месяцем. С целью более ясно представить себе дальнейшие действий Русской дипломатии на Дальнем Востоке, Токио открыло сорвал переговоры с Россией по Китайско-Корейскому вопросу, направив 30 июля 1903 г. в Санкт-Петербург проект соглашения заведомо неприемлемый Россией. Помимо признания преобладающего влияния и фактического протектората Японии в Корее, японцы требовали от России согласия на продолжение корейской железной дороги от Сеула до Южной Маньчжурии и соединения её с Ю.М.Ж.Д. и с железной дорогой Инкоу-Шанхайгуань-Таку, а также соблюдения условия: «войска, высылаемые для «подавления беспорядков» (из Япониии в Корею и из России в Маньчжурию) не должны превышать необходимой для этого численности и выводиться немедленно после выполнения своей задачи».

В ответ 1 августа 1903 года в России «пересмотрели» планы по выводу войск из Маньчжурии. Теперь «вывести» их предполагалось не на территорию России, а на полосу отчуждения вдоль КВЖД. Также Китаю вновь рекомендовали не пускать в эту область иностранцев, и просили оградить торговые интересы К.В.Ж.Д. Это была 4-й по счету проект соглашения, и вновь, по совету «мировых держав» Китай его отверг. Стало понятно, что дальнейшую работу в этом направлении вести бессмысленно.

Ограничились лишь обращением напрямую к Японии, от 20 сентября 1903 г. , призванном расставить все точки над i: русская сторона признавала японский протекторат над Кореей с такой оговоркой: «территория Кореи не должна использоваться для «стратегических целей» и для строительства фортификаций, угрожающих судоходству в Корейском проливе», требовала создания нейтральной зоны к северу от 39-ой параллели и решительного заявления со стороны Японии о том, что «Маньчжурия находится за пределами японских интересов».

26 сентября 1903 г. истёк последний срок эвакуации российских войск из Маньчжурии, но войска с места не тронулись, напротив, всем видом российская сторона демонстрировала, что никуда уходить не собирается, как и выполнять чьи-то требования. Были взяты на себя управление дорогами, заняты стратегически важные пукты. К этому времени численность Российских войск в самой Маньчжурии достигла 30000 человек, плюс 24000 человек охранной стражи К.В.Ж.Д.

Японцы конечно ответили – с российскими предложениями они не согласны, и мотивируя тем, что существует угроза их национальной безопасности, в свою очередь поставили в известность Россию, что как-то ограничивать свое пребывание в Корее, они отныне не намерены. Россия в ответ, согласилась пойти на кое-какие уступки, однако, в «корейском вопросе», а именно пункте «не пользоваться никакой частью корейской территории для стратегических целей», принципиально уперлась и разговаривать ни о чем не желала. Это было 28 ноября, а уже 10 декабря 1903 года, Япония в ультимативной форме направила России новые ответные предложения относительно Южной Маньчжурии, отклонив и договорённость о нейтральной полосе. Нота подкреплялась бряцанием оружия.

Адмирал Е.И.Алексеев запросил у Николая II разрешения объявить мобилизацию на территории Дальнего Востока и в сибирских губерниях, ввести военное положение в Маньчжурии, Владивостоке и Порт-Артуре и выдвинуть часть войск прикрытия на рубеж реки Ялу.
15 декабря 1903 г. В связи с постоянными задержками Российских ответов на Японские предложения, а также явное затягивание переговоров, на особом заседании кабинета Министров Японии было принято решение: «несмотря на продолжающиеся дипломатические переговоры, действовать так, как будто их результат представляется несомненным». С этого времени на Японских островах началось планомерное сосредоточение транспортов и скрытая мобилизация.

16 декабря 1903 г. в Царском Селе под председательством Николая II было созвано Особое совещание с участием: военного министра А.Н.Куропаткина, министра иностранных дел В.Н.Ламздорфа и управляющего делами Особого комитета Дальнего Востока А.М.Безобразова. Российские предложения 24 декабря 1903 г. были вручены Японии. Повторилась история прошлого раза – вновь Россия соглашалась уступить, но при условии решения «корейского вопроса».

30 декабря 1903 г. в Японии на очередном Императорском собрании, все были вынуждены согласиться с тем, что дальнейшие переговоры с Россией полностью безнадёжны.
31 декабря 1903 г. Япония ответила России в ультимативной ноте: она настаивала на своей редакции пятого пункта и на исключении шестого пункта о нейтральной зоне в Корее по 39-й параллели. Япония также настаивала «о том, чтобы Россия признала Корею с ее побережьем находящимися вне сферы её интересов».

4 января 1904 г. адмирал Е.И.Алексеев вновь обратился к государю за разрешением занять хотя бы небольшими заградительными отрядами некоторые пограничные с Кореей пункты.
7 января 1904 г. последовал приказ готовиться к переводу на военное положение крепостей Порт-Артур и Владивосток. Одновременно разрабатываются инструкции по охране кораблей эскадры Тихого океана на внешнем рейде Порт-Артура. Русские миноносцы выходят в Жёлтое море для несения дозорной службы.
9 января 1904 г. из Санкт-Петербурга пришло разрешение на выдвижение войск к границе Кореи и воинские части подготовленные для этого, стали готовиться к выдвижению на рубеж пограничной реки Ялу.
15 января 1904 г. Николай II телеграфировал адмиралу Е.И.Алексееву: «Можно допустить японскую оккупацию Кореи до гор, составляющих водораздел бассейнов рек Ялу и Тумынь».
До 20 января были выведены из резерва все корабли «Флота Тихого океана» и «Сибирской флотилии». Принимались меры по охране рейда, последние корабли перекрашивались в боевой оливково-зелёный цвет, грузились все виды боевого снаряжения и боезапас.

21 января 1904 г. Россия, что-бы не давать повода для войны отослала проект нового соглашения с Японией в двух экземплярах: телеграфом в Токио непосредственно и через Порт-Артур (через наместника), поставив об этом в известность на следующий день японского посла С.Курино в Санкт-Петербурге. Теперь Россия соглашалась признать особые права Японии на Корею и соблюдать её соглашения с Китаем относительно Маньчжурии, а также отказалась от требования создать нейтральную полосу и не противодействовать соединению Ю.М.Ж.Д. с корейской железной дорогой. Однако Россия решительно отказалась исключить Корею из сферы своих интересов и по-прежнему требовала демилитаризации Кореи.

22 января 1904 г. в 16.25 (время Токио) в Токио от японского консула Мидзуно из Чифу, пришло известие об уходе русской эскадры из Порт-Артура «…по неизвестному назначению». В Японии было созвано чрезвычайное совещание Императорского совета, на котором было принято решение безотлагательно начать военные действия против России, поскольку «русская эскадра, свободная в своих действиях, могла расстроить все планы и расчеты японского правительства». В торговом порту Нагасаки японцами были захвачены 3 китобойных русских судна и стоявший на ремонте пароход К.В.Ж.Д. «Маньчжурия».

23 января 1904 г. в 21.15 в 14.15 (время Токио) Министр иностранных дел Японии Ю.Комура послал (не дожидаясь русского ответа на ноту от 31 декабря) японскому послу в Санкт-Петербурге С.Курино телеграмму следующего содержания: «Японское правительство решило окончить ведущиеся переговоры и принять такое независимое действие, какое признаёт необходимым для защиты своего угрожаемого положения и для охраны своих прав и интересов».

24 января 1904 г. в 16 часов С.Курино передал В.Н.Ламздорфу официальную ноту своего правительства о прекращении переговоров и разрыве дипломатических отношений. Циркулярной телеграммой графа В.Н.Ламздорфа — Российский посланник в Токио барон Р.Р.Розен вместе с миссией незамедлительно отзывался из Токио.

25 января 1904 г. телеграфное ведомство в Нагасаки задержав почти на сутки, ответ Российского правительства (первая телеграмма отправленная в Порт-Артур 21 января и вечером 23-го переданная в Токио, а также вторая телеграмма, отправленная 22 января В.Н.Ламздорфом непосредственно в Токио) в ответ на японскую ноту от 31 декабря, вручило его Российскому посланнику в Токио барону Р.Р.Розену. Но время уже было упущено.

26 января 1904 г. в 11.30 (по Токио в18.30) в Зимнем дворце состоялось совещание под председательством Николая II, по вопросу «начинать-ли России войну первой или продолжить уступки Японии». Выслушав различные доводы противоположных сторон, Император принял решение «не начинать самим».

Утром следующего дня, 27 января 1904 года на рейде корейского порта Чемульпо, японские миноносцы атаковали канонерскую лодку «Кореец», после чего крейсер «Варяг» принял свой неравный бой с японскими крейсерами. Война началась.