Сайт рекомендован для аудитории 16+

Россия и мечта о Константинополе



«Планы Российской империи по завоеванию Стамбула-Константинополя и взятия под контроль проливов Босфор и Дарданеллы»

Россия, Босфор, Дарданеллы и Константинополь

Из 4-х военно-морских флотов России, 2 являются «внутренними» — Балтийский и Черноморский. В наше время, с распространением стратегического ракетного оружия такое разделение довольно условно — вряд ли какая-то держава в обозримом будущем сможет надежно «запереть» один из этих флотов на базах. Однако до недавнего времени, проблема была актуальна — достаточно вспомнить Балтийский флот в Великую отечественную, или Черноморским во время Крымской войны 1853-56 г.г.

Контроль над проливами Босфор и Дарданеллы жизненно важен для России

Контроль над проливами Босфор и Дарданеллы жизненно важен для России

Если выбирать из двух проблем — балтийской и черноморской, то вторая выглядит явно более актуальной. Блокировка проливов Босфор и Дарданеллы, находящихся, в руках Турции (напомню, российско-турецких войн история помнит аж 12 штук), позволяет запечатать черноморцев во внутреннем море, надежнее, чем джина в бутылке. Неудивительно, что вопрос контроля проливов для российской большой политики всегда был темой важной, если не одной из самых важных. Посмотрите на карту и вы все поймете сами. Дело даже не только в проливах, но и в древнем Константинополе-Стамбуле, стоящем на берегах Босфора. Константинополь, Второй Рим, столица Восточной римской империи, Византии, был оплотом православного христианства. Россия — «духовная преемница» Византии. Таким образом, окажись Константинополь в её руках, была бы восстановлена некая историческая справедливость… не находите? А вот политики прошлого считали, что что-то в этом есть.

Черноморские проливы и великий князь Константин Николаевич

Существует любопытный документ: докладная записка контр-адмирала великого князя Константина Николаевича, написанная им в Главный Морской штаб 15 ноября 1849 г., следующего содержания:

«наш Черноморский флот состоит из 13 линейных кораблей: 84-пушечных «Варна», «Селафаил», «Ягудил», «Храбрый», «Уриил», «Ростислав», «Святослав», «Гавриил», «Султан Махмуд», «Силистрия», «Три Иерарха» и 120-пушечных «Двенадцать Апостолов», Три Святителя». В скором времени будут еще спущены «Чесма» (84-пушечный) и «Париж» (120-пушечный). Во флоте также имеются 8 фрегатов «Мидия», «Кагул», «Сизополь», «Месемарис», «Браилов», «Флора», «Коварна»; б пароходо-фрегатов «Крым», «Владимир», «Бессарабия», «Громоносец», «Офелия» и «Херсон» и много мелких судов, корветов и бригов.

На эти суда можно свободно посадить 12 батальонов, то есть полную пехотную дивизию. Они необходимы, так как недостаточно разгромить Константинополь, следует там еще и укрепиться.

Константин Николаевич. Адмирал и Великий князь

Константин Николаевич. Адмирал и Великий князь



Когда наступит благоприятный момент, то флот построится в одну общую линию баталии: линейные корабли впереди, за ними фрегаты. Пароходы должны будут держаться так, чтобы всегда могли подать помощь подбитому кораблю. Расстояние же между кораблями должно быть не более 100 саженей. У всех кораблей якоря должны быть перенесены на корму и приготовлены шпрингами, так как это делали англичане при Абукире. Это необходимо для того, чтобы, не делая циркуляции, быстро стать на якорь, не меняя направления.

Ранним утром флот отправится под всеми возможными парусами напролом. При его приближении первые откроют пальбу батареи, но они не смогут достать до середины пролива. Начав беглый огонь на оба борта, мы при попутном ветре и течении быстро пройдем опасный участок так, что батареи не смогут сделать более двух залпов.

Разделив предварительный огонь, каждый корабль выпустит по каждой батарее по 45 ядер. Все 13 кораблей выпустят тогда 585, а то и все 600 ядер.

Так как расстояние будет не более 300 саженей (310 м) от середины пролива до берега, то число попаданий будет большим — примерно одна треть. На каждой батарее от 20 до 30 орудий, и их легко можно уничтожить.»

Аналогичным образом Константин Николаевич предлагал быстро, в тот же день, занять и Дарданеллы, потому что противодействие Англии и Франции «не замедлит себя ждать»:

«Сколько англичане и французы не посадят солдат на флот (а они его непременно пошлют), ни одна живая душа не пройдет. Не будь же Дарданеллы в наших руках, нас также скоро выгонят из Константинополя, как мы в него и вошли

Я ни слова не говорю о турецком флоте, так как при его теперешнем состоянии он большого препятствия составить не может.

Три условия необходимы для успешного исполнения этого предприятия: неожиданность, быстрота и отвага. Не останавливаться перед трудностью и опасностью, а идти прямо напролом, не боясь потери трех, четырех и даже пяти кораблей и нескольких тысяч людей потому, что результат этого стоит. И не надо забывать, что взятие Босфора есть только первый шаг и что надо непременно занять Дарданеллы — ключ к Царьграду.»

По предварительным подсчетам Константина Николаевича в 1849 году десант мог состоять из 34 тысяч солдат и 11 тысяч кавалерии (всего 45 тысяч).

Как видите, план был вполне обстоятельным и реалистичным, однако вскоре началась Крымская война, в результате которой Россия лишилась не только мечты о проливах, но и всего тогдашнего Черноморского флота.

Черноморский 120-пушечный линейный корабль «Париж», И.К. Айвазовский

Черноморский 120-пушечный линейный корабль «Париж», И.К. Айвазовский

Морской десант графа Тотлебена

До 1871 г., то есть до  Парижской конвенции, ни Россия, ни Турция не могли иметь флот на Черном море. Лондонская конвенция 1871 года эту неприятность устранила, однако тем не менее была непреклонна: «Султану представляется право открывать проливы в мирное время для военных судов дружественных и союзных держав, в случае если Высокая Порта будет считать это нужным, дабы обеспечить исполнение постановлений Парижского трактата 1856 г.,».

Вопрос владения проливами вновь оказался на злобу дня. Война с Турцией в 1877-1878 гг. хотя и окончилась успешно для России, но показала, что в будущем одной лишь армией Константинополь не взять. Проанализировав итоги боевых действий войны 1877-1878 гг., Александр II поручил генералу графу Тотлебену, бывшему в то время главнокомандующим сухопутными силами, разработать иной план захвата Босфора, на этот раз — с помощью морского десанта.

План Тотлебена оказался весьма прост. В случае новой войны он предлагал доставить к турецкому побережью войска, разместив их на мобилизованных торговых судах. Грузить войска планировалось в Одессе, где для этой цели даже создали «особый запас» из 100 полевых орудий.

И хотя план Тотлебена имел множество недостатков, ничего другого из-за отсутствия боевых кораблей, вооруженных тяжелой артиллерией, ни Морское, ни Военное ведомства предложить не могли. Все хорошо понимали, что высадить такой десант быстро не удастся, а в море, в случае его своевременного обнаружения, он будет разгромлен превосходящим по численности англо-турецким флотом. Со смертью Александра II в 1881 г., отошла на время на второй план и идея захвата Босфора.

Броненосец «Чесма», 1880-е г.г. Среди прочих должен был подавлять турецкие форты

Броненосец «Чесма», 1880-е г.г. Среди прочих должен был подавлять турецкие форты

Броненосцы штурмуют Константинополь

В 1885 г., когда строительство новых черноморских броненосцев шло полным ходом, а отношения с Англией обострились из-за конфликта в Афганистане, к планам захвата проливов Босфора и Дарданеллы вернулись вновь.

Осуществить десантную операцию возлагалось на Одесский военный округ, усиленный «особым запасом» артиллерии, которая тайно хранилась вот уже несколько лет. Для переброски около 30 тысяч человек готовились привлечь около 60 частных пароходов. Затем эти же пароходы должны были совершить второй рейс, доставив десанту подкрепления. Но, войны тогда удалось избежать, и планы по проливам вновь отправились в долгий ящик — ровно до 1895 года.

К этому времени в составе Черноморского флота имелось уже б броненосцев, вооруженных 32х 305-мм и 46х 152-мм орудиями. В случае атаки Босфора им противодействовали бы береговые батареи, на которых находилось 48 тяжелых орудий (2х 355-мм, 2х 280-мм, 12х 240-мм, 8х 210-мм, 24х 150-мм).

25 июня 1895 г. исполнявший обязанности военного министра генерал-адъютант Обручев обратился к управляющему Морским министерством адмиралу Н. М. Чихачеву с запросом «О готовности к высадке десанта на Черном море». Резолюция на обращение не заставила себя ждать. Ей предписывалось, что:

  • Готовность к выходу в море судов Черноморского флота должна быть повышена назначением для него дополнительно 2-3 месяцев плавания;
  • В дополнение к имевшимся на Черном море 1000 чинам для заграждения входа в Босфор (из них сферических, годных к установке при сильном течении всего 435) следует изготовить еще 1000 сферических мин;
  • К имеющимся заградителям «Буг» и «Дунай» пота вить еще 2 заградителя меньших размеров (это предложил главный командир Черноморского флота и юртов вице-адмирал Н. В. Копытов);
  • Для возмещения недостатка в транспортах и десантных средствах построить три специальных судна с приспособлениями для быстрой погрузки, выгрузки и перевозки полевой артиллерии (1 судно) и кавалерии (2 судна).

О серьезности приготовлений говорит тот факт, что по операции была составлена смета (3 576 172 рублей), был увеличен»особый запас» орудий (с 79 до 116), а в их состав включили и исключительное новшество — 24 пулемета системы Максима и новые 229-мм мортиры — исключительно дорогие игрушки, которыми просто так не разбрасывались.

Следующее совещание по проливам состоялось 6 июля 1895 г. Присутствовавшие на нем министры, военный, морской и иностранных дел, а также некоторые высшие государственные чины и посол в Турции А. И. Нелидов под председательством генерал-адмирала Алексея Александровича пришли к единому выводу о возможности захвата проливов, в результате чего «Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей ничего не будет угрожать со стороны Черного моря.»

«Ростислав» - первый «океанский» броненосец для Черного моря.

«Ростислав» — первый «океанский» броненосец для Черного моря. Казалось, до полного господства над проливами оставалось чуть-чуть

План 1895 года — последний и решительный

Под председательством начальника Главного штаба сухопутных войск генерала Обручева разработали уже в деталях план операции.

В обсуждении плана от Морского ведомства приняли участие генерал-майор Кротков, отвечавший за артиллерийское обеспечение, и капитан II ранга Г. Ф. Цывинский — за минное. Параллельно в штабах Одесского военного округа и Черноморского флота начали во всех деталях прорабатывать организацию захвата проливов.

В мае 1896 г. в Турцию в качестве «туристов» через Средиземное море направились Кротков и Г. Ф. Цывинский. Прибыв в Дарданеллы на итальянском пароходе, они приступили к осмотру «достопримечательностей».

После их возвращения в Петербург и изучения привезенной информации план захвата проливов окончательно был подготовлен. Согласно ему броненосцы с кораблями сопровождения, имея на борту десант в 200-300 человек, утром, как это часто было во время учений, выйдут из Севастополя и скроются за горизонтом, следуя якобы в Одессу или Новороссийск. Отойдя за пределы видимости с берега, они повернут на Босфор и, доведя эскадренный ход до полного (12,5- 13 узл.) спустя 22-23 часа пройдут расстояние в 280 миль и подойдут на рассвете к Константинополю. Летом у Босфора рассвет наступает от 4 до 6 часов утра.

Погрузка десанта будет производиться в Одессе. Для этого на рейде, за пределами видимости с берега, в назначенном месте соберутся мобилизованные пароходы Добровольного флота («Херсон», «Петербург», «Саратов», «Орел», «Ярославль», «Тамбов», «Владимир», «Киев», «Екатеринославль», «Кострома», «Нижний Новгород» и «Херсонес»), каждый из которых сможет взять на борт до 2000 человек. На погрузку десанта требовалось 12 часов, а начинать его следовало между 15 и 16 часами.

После погрузки транспорты под охраной канлодок и минных крейсеров выйдут из Одессы между 2-3 часами ночи в день выхода эскадры из Севастополя. Следуя 8-9-узловым ходом, десант встречался у Константинополя с броненосцами и шел к Босфору. Скрытности и внезапности операции уделялось первостепенное значение. От этого и зависел успех всего «дела». Если выход броненосцев из Севастополя не мог никого насторожить, то посадка десанта в Одессе привлекала всегда внимание публики. Ставка делалась на то, что это производилось ежегодно во время учений, а тренировки по погрузке и выгрузке на транспорты проходили еще чаще. Основной же канал быстрой передачи донесения — телеграф — без труда можно было перекрыть.

В тактическом отношении план захвата Босфора выглядел следующим образом. В случае благоприятной погоды высаживать десант следовало на черноморском побережье близ Константинополя. Это подвергало войска меньшей опасности, чем высадка их в проливе, и позволяло высадить весь десант сразу.

После этого следовало заминировать вход в Босфор со стороны Мраморного моря. Это исключало бы последующее противодействие англо-турецкого флота и позволяло свободно маневрировать нашим кораблям.

В 1895- г. эту задачу должны были выполнить крейсер «Память Меркурия» и пароходы «Ольга» и «Пушкин». Каждый из них мог брать по 300 мин. В случае, если в минировании будут участвовать минные транспорты «Буг» и «Дунай», то заграждение могло составить 1500 мин. Прорыв минных транспортов осуществлялся при непосредственной поддержке артиллерии с броненосцев.

Если высадка 30-тысячного десантного корпуса близ Константинополя и прорыв, а затем и минирование Босфора произойдут одновременно, успех операции будет обеспечен. Но для этого нужна была только хорошая погода, отсутствие тумана и волнения у берега.

В случае же неблагоприятной погоды  «придется вести минное наступление», то есть уничтожать, как и в первом случае, огнем с броненосцев береговые батареи и ставить у входа в Босфор со стороны Мраморного моря минные заграждения и сети.

Для этого флот занимал позицию севернее форта Карибджи и вел обстрел фортов. Шесть броненосцев, крейсер и пять канлодок могли вести огонь с одного борта 24 — 305-мм и 30 — 152-мм орудиями, сосредотачивая его поочередно на каждом форту. Эта была огромная разрушительная сила, и уничтожение обстреливаемого форта спустя 20-25 минут было очевидным. В него на столь близкой дистанции попало бы до 75% всех выпущенных снарядов (что составляло 70 попаданий 305-мм и 200 — 152-мм снарядов).

Подавляя один форт за другим, на них или на ближайшее побережье и высаживался десант с транспортов…

Император Николай II сместил имперские интересы с вод Средиземноморья, на Дальний восток.

Император Николай II сместил имперские интересы с вод Средиземноморья, на Дальний восток.

План был проработан до мелочей, но так и остался на бумаге. Сначала мешала внешнеполитическая обстановка, а с восшествием на престол Николая II центр тяжести внешней политики России переместился на Дальний Восток.

Кто знает, как развивалась бы история, если бы на рубеже 19 и 20 века, России всё-таки удалось бы взять под контроль черноморские проливы и Константинополь. Бесспорно её отношения с Англией и другими европейскими державами бы только обострились, однако и влияние на государства Балкан, на «мягкое подбрюшье Европы» стало бы неизмеримо сильнее. Возможно Первой мировой войны, начавшейся как раз с событий на Балканах и не случилось бы вовсе, а может быть она напротив — началась бы раньше срока….

Обо всем этом можно спорить и гадать до самого утра. В одном  нас нет никакого повода сомневаться — если бы морской поход на Царьград-Стамбул-Константинополь всё же состоялся бы в конце 1890-х г.г., он без сомнения был бы успешным.

Источник: компиляция на основе материалов сайта militarism.ru, где размещалась статья В.В Арбузова «Рано утром флот отправится напролом»