Сайт рекомендован для аудитории 16+

Реактивные снаряды РС-82 и РС-132



«Советские реактивные снаряды РС-82 и РС-132 в годы Второй Мировой войны»

Советские реактивные снаряды РС-82 и РС-132 в годы Второй Мировой войны

Советские реактивные снаряды РС-82 и РС-132 в годы Второй Мировой войны

Приспособить под боевые цели простейшие пороховые ракеты, люди мечтали и в Европе и в Китае, ещё многие сотни лет назад. Дымный порох использовался в таких снарядах и в качестве «реактивной смеси» и в качестве взрывчатого вещества, и продолжалось так вплоть до начала 20-го века, когда дымный ракетный порох стал уступать место бездымному.

Надо сказать, что наша страна в деле конструирования ракетного оружия всегда была в числе лидеров. Проектирование НУРС (неуправляемый реактивный снаряд) широко развернулось сразу же после Революции, уже в 1919 г. работы шли успешно, поэтому к концу 1920-х годов возник вопрос и о авиационном неуправляемом снаряде. Основным калибром пороховых ракет «нового поколения» были 82-мм и 132-мм, которые сохранялись потом на долгое время, став стандартом де факто. Почему именно эти «странные» цифры? Все просто: диаметр одной шашки 24-мм, если в цилиндрическую камеру сгорания уложить «барабан» из 7-и шашек, то внутренний диаметр последней будет равен 72 мм. Учитывая толщину стенок камеры равную 5 мм, мы получаем и итоговый диаметр (он же калибр) снаряда — 82 мм. Рассчитать происхождение калибра 132-мм теперь совсем не сложно, правда?

Уже в конце ноября 1929 г. были проведены наземные стрельбы 82-мм турбореактивными снарядами PC-82, а через несколько месяцев летчик-испытатель С. И. Мухин произвел воздушные стрельбы снаряда ТРС-82 с самолета У-1. Хотя стрельбы были успешными, кучность турбореактивного снаряда оказалась хуже некуда. Вся проблема крылась в механизме стабилизации снаряда в полете. Было решено перейти от вращательной стабилизации снаряда, к крыльевой.

Истребитель И-153 «Чайка» с ракетами РС-82

Истребитель И-153 «Чайка» с ракетами РС-82

Испытывались 82-мм снаряды двух типов — с кольцевым стабилизатором, и четырехлопастным оперением длинной 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Однако и тот и другой тип в исходном виде никуда не годились — кольцевой стабилизатор вообще не работал толком, а оперенные «работали» только в очень узком промежутке между 120 и 200-мм лопастями. В конце концов, были найдены оптимальные габариты стабилизаторов: размах 200 мм для 82-мм ракет и 300 мм для 132-мм ракет.

В 1935 г. с истребителя И-15 были проведены пробные пуски ракет PC-82 с установок бугельного типа, которые, однако, были совсем не оптимальны из-за большого лобового сопротивления и заметно снижали скорость самолета.

В 1937 г. в РНИИ были разработаны направляющая желобкового типа с одной планкой (рельсовые направляющие), имеющей Т-образный паз для направляющих штифтов снаряда. Для повышения прочности направляющую прикрепляли к силовой балке, выполненной из трубы. Эта конструкция получила название «флейта».

Позднее в пусковых устройствах для более габаритных PC-132 от опорной балки-трубы отказались и заменили ее П-образным профилем. Применение пусковых установок желобкового типа значительно улучшило аэродинамические и эксплуатационные характеристики снарядов, упростило их изготовление, обеспечило высокую надежность схода снарядов.



Штурмовик Ил-2 ранних выпусков с направляющими РС-132 под крыльями

Штурмовик Ил-2 ранних выпусков с направляющими РС-132 под крыльями

Первое боевое применение реактивных снарядов состоялось 20 августа 1939 г. на реке Халхин-Гол, звеном из пяти И-16, вооруженных реактивными снарядами PC-82.

В 16 часов дня советские летчики И. Михайленко, С. Пименов, В. Федосов и Т. Ткаченко под командованием капитана Н. Звонарева вылетели на выполнение боевого задания по прикрытию наших войск. Над линией фронта они встретились с японскими истребителями. По сигналу командира все пятеро произвели одновременный ракетный залп с расстояния около километра и сбили два японских самолета. Советские истребители-ракетоносцы участвовали в четырнадцати воздушных боях и сбили при этом тринадцать японских самолетов за 9 дней. Звено капитана Звонарева не потеряло ни одной машины.

Это был конечно же оглушительный успех, однако, способствовали ему крайне удачное стечение обстоятельств:

  • Во-первых, японцы знать не знали об РС-82, поэтому были просто шокированы его внезапным применением.
  • Во-вторых, японские истребители летели горизонтально с постоянной скоростью в плотно сомкнутом строю, как мишени в тире. В маневренном бою у пилота применяющего РС-82 шансов попасть по неприятелю практически не было, именно по этой причине реактивные снаряды в последующем использовались либо против бомбардировщиков врага, либо при «штурмовке» наземной техники.

По этим причинам, РС-82 даже сугубо успешного применения под Халкин-Голом все же оставались «экспериментальным» оружием и были приняты на вооружение только после следующей, советско-финской войны, в 1940 г. До его конца, заводы успели выпустить 125,1 тысяч ракет PC-82 и 31,68 тысячу ракет PC-132.

В 1942 г. авиационные реактивные снаряды PC-82 и PC-132 были модернизированы и получили индексы М-8 и М-13, однако, существенно повысить точность их попадания или уменьшить рассеивание, конструкторам не удалось.

Реактивный осколочно-фугасный снаряд РОФС-132

Реактивный осколочно-фугасный снаряд РОФС-132

Средний процент попаданий РС-82 в танк с дистанции 400-500 метров, составил 1,1%, а в колонну танков — 3,7%, при этом из 186 выпущенных снарядов было получено всего 7 прямых попаданий. Высота подхода к цели -100 и 400 метров, углы планирования — 5-10 и 30 соответственно, дальность прицеливания — 800 метров. Стрельба велась одиночными снарядами и залпом по 2, 4 и 8 снарядов.

При стрельбах выяснилось, что РС-82 может нанести поражение немецким легким танкам типа Pz II Ausf.F, Pz 38(t), а также бронемашине Sd Kfz 250 только при прямом попадании. Разрыв РС-82 в непосредственной близости от танка (0,5-1 метра) никакого поражения ему не наносит. Наименьшее вероятное отклонение получалось в залпе из 4-х РСов при угле планирования 30.

Результаты стрельб РС-132 были еще хуже. Условия атак были те же, что и при стрельбе PC-82, но дальность пуска — 500-600 метров. Вероятное круговое отклонение по дальности PC-132 при углах планирования Ил-2 25-30 примерно в 1,5 раза было выше, чем для PC-82, а для углов планирования 5-10 -практически совпадало.
Для поражения легкого и среднего немецкого танка снарядом PC-132 требовалось только прямое попадание, поскольку при разрыве снаряда вблизи танка, последний существенных повреждений не получал. Однако добиться прямого попадания было очень и очень сложно — из 134 выстрелов PC-132, сделанных в полигонных условиях летчиками с различной степенью подготовки, не было получено ни одного попадания в танк.

Реактивные снаряды определенно не были «снайперским» оружием и не могли эффективно применяться по одному или в паре. Наилучшие результаты удавалось получить только атакой цели всем «пакетом» имеющихся РС. Это правило, а также умение правильно определить дистанцию и атаковать не далее, чем с 500 м (в то время как пилоты часто выпускали все заряды с 600-800 м) помогало существенно улучшить результаты реальных атак, которые, к слову, далеко не всегда были настолько плохи, как полигонные испытания.

Кроме того, вскоре после начала войны в арсенале штурмовиков Ил-2 появились и новые типы реактивных снарядов: РБС-132, имеющих бронебойную боевую часть для борьбы с бронетехникой противника, и РОФС-132 с улучшенной, по сравнению с РБС-132 или PC-132, кучностью стрельбы.

При прямом попадании РОФС-132 вполне мог пробить насквозь броню средних и тяжелых немецких танков и даже при близком разрыве был уже не так безопасен — кинетической энергии осколков снаряда было достаточно для пробития танковой брони толщиной до 15 мм. При угле места в 60 разрыв РОФС-132 на расстоянии до 3-х метров от танка обеспечивал пробитие осколками танковой брони толщиной 30 мм, размеры пробоин при этом имели величины, равные в среднем 20-80 мм.

При прямом попадании РОФС-132 в борт штурмового орудия типа StuG IV, 30-мм броня пробивалась, а орудие, оборудование и экипаж внутри танка, как правило, выводились из строя. Попадание РОФС-132 в моторную часть Pz. IV почти всегда приводило к потере танка.

Прямое попадание реактивного снаряда РОФС-132 в легкий танк Pz. 38 (t)

Прямое попадание реактивного снаряда РОФС-132 в легкий танк Pz. 38 (t)


Источник: компиляция данных собранных из открытых источников сети интернет