Сайт рекомендован для аудитории 16+

Мы переходили границу в 1979 году по понтонному мосту…



Афганистан, 1979 год.
Рассказывает рядовой Эдуард Оганов, водитель бензовоза

Мы переходили границу в 1979 году по понтонному мосту. Ехали на КАМАЗах, бензовозах. Каждая машина в длину около 20 метров, 5 метров — расстояние между машинами. И вот 120 машин, умноженные на 25, [то есть] 3 километра — и есть длина колонны. Из них к концу службы (а прослужил я там год и восемь месяцев) осталось только две — моя и друга-таджика.

Колонна бензовозов ползет по горному серпантину, Афганистан

Колонна бензовозов ползет по горному серпантину, Афганистан

Сначала мы ехали по пустыне. Дорога была тяжелая, незнакомая, ехать трудно, не более 30-40 километров в час. По дороге кто-то отдал приказ выключить фары. Ехали на габаритах, а потом и вообще выключили свет… Да, забыл сказать, перед выходом за границу у нас документы отобрали, а на грудь повесили бирки — там группа крови, резус. Сначала бирки были деревянные, а позже выдали металлические. Ведь кто-то специально их разрабатывал, делал, деньги получал. Значит, это кому-то было нужно.

Моя работа? Я знал только одну дорогу — Саланг. Перевал Саланг находится в провинции Баглан, объект первостепенной важности на основной магистрали Хайратон — Кабул.

Если следовать к перевалу с севера, то четыре больших серпантина предшествуют непосредственно туннелю. На высоте около 3,5 км — туннель длиной почти 2,7 км, шириной 3 метра, высотой 4,7 метра. Над туннелем почти полукилометровая горная порода. После туннеля — спуск в кабульскую долину. Эту трассу у нас называли позже «Дорогой жизни».

Когда первый раз я туда поднимался, из носа и ушей шла кровь — сильный перепад давления. А потом привык. По этой дороге сделал около 90 «ходок».

На перевале есть туннель. Освещение было, но из-за высокой загазованности и отсутствия тяги не было видимости. Приспособились. Из кабины высовываешь палку, когда едешь на ощупь, она царапает стену — значит, все нормально. Перестала царапать — руль держи вправо. А рядом встречная колонна.

Водители в туннеле не погибали, а вот 16 ракетчиков задохнулись (примечание составителя: 23.02.1980 г. один из автомобилей врезался в стену и загородил проезд. В возникшей суматохе быстро образовалась пробка, дорогу быстро освободить не получилось, в результате чего произошла трагедия).



<…>

О службе в Афганистане многое можно рассказать, но не люблю я это. Служил — куда денешься. Афган есть Афган. Как-то в одной из совместных операций с афганским подразделением их командир подарил мне Коран. «Держи, — говорит, — при себе. В пути он тебя будет хранить».

Пришло время, нас — на «дембель» по приказу в ноябре 1981 года. Вернулся на родину с войны, и что меня особенно поразило — это враждебное отношение к «афганцам». В военном билете «афганцем» не значусь, там лишь одна печать войсковой части ПП 127717 — и ни слова о пребывании в ДРА и участии в боевых действиях.

«Выходил» свидетельство о праве на льготы «афганца». У нас так бывает… Но сегодня я лично благодарю тех людей, которые хоть как-то, хоть чем-то хотят напомнить живым о нас и о тех, кто остался по ту сторону войны. Вечная им память…


Источник: по материалам afgan1979-1989.narod.ru